Колумнистика

Меир Антопольский

Эфиопская весна

05.07.2019

Эфиопская весна

05.07.2019

В последние дни страну охватили протесты, начавшиеся после гибели парня по имени Саломон Тако от пули полицейского. Протесты превратились в беспорядки, а местами в настоящие погромы, которые общественность почему-то называет «эфиопскими», хотя в действительно они таковыми не являются.

Во-первых, потому что участвовали в них во множестве своём и эритрейцы, и суданцы, и арабы, и совершенно белокожие анархисты с коммунистами. И кто именно из них разжигал насилие – полиции еще предстоит разобраться, но относить всё творившееся безобразие на счет эфиопского еврейства нет никаких оснований. А во-вторых, эти демонстрации кто-то очень эффективно планировал и координировал. И у меня есть очень большие сомнения в том, что этот «кто-то» руководствовался интересами данных меньшинств.

Однако в ответ на эти беспорядки начался поток неприкрытого расизма, особенно в русскоязычных сегментах социальных сетей. В адрес меньшинств полились потоки грязи и оскорблений. На этом фоне моё внимание привлек выбивающийся из этого потока пост: «Эти погромщики – не мои дорогие Бета Исраэль, с которыми я дружу и работаю!»

И действительно, мне кажется важным вернуть наконец-то этой общине гордое имя, которое она носила тысячелетиями – Бета Исраэль, что значит на языке амхари «Дом Израиля». Эфиопские евреи – тоже звучит неплохо, хотя бы уж потому, что подчёркивает их еврейство, особенно на фоне оскорбительного «фалаши», однако эта диаспора имеет право на величественное самоназвание – Бета Исраэль.

Корни этой общины теряются в глубине веков. Ученые спорят, в какой степени она происходит от этнических евреев – в основном мигрантов из соседнего Йемена, а в какой – из местного эфиопского населения, принявшего иудаизм ещё в незапамятные времена. Их религиозная литература не включает не только Талмуд, но и ряд библейских книг времён Второго Храма, а значит, они затерялись и оторвались от основной массы еврейского народа еще в предшествующие периоды истории.

В Средние же века, пока евреи Европы и Азии метались из страны в страну, спасаясь от все новых угнетателей и погромов, независимое еврейское царство Бета Исраэль в горах Сымен и других удаленных частях Эфиопии не только успешно защищалось от христианских соседей, но и не раз побеждало их в боях. И даже после падения еврейского царства в XVII в. Бета Исраэль заняли в эфиопском царстве серьезные позиции, занимаясь в том числе и военным делом и столь разительно отличаясь этим от остальных евреев мира.

В целом же община состояла из людей простых и работящих – крестьян и ремесленников, большинство из которых не были обучены даже грамоте, в отличие от средневековых евреев других стран. Хранителями и книжного знания, и устной традиции общины Бета Исраэль были и остаются «кейсы» – уникальное в своём роде еврейское монашество. А основой духовной жизни Бета Исраэль во все века была мечта о возвращении в Сион.

Воплощение этой мечты, теоретически ставшей реальной уже с начала XX века, натыкалось на изрядные трудности. Многие израильские премьеры – от Бен-Гуриона до Голды Меир – упорно противились репатриации Бета Исраэль. Как ни странно для убежденных атеистов, они ссылались на сомнения в еврействе этой общины. Ситуация начала меняться только после 1973 года, когда Главный раввинат Израиля безоговорочно признал членов общины Бета Исраэль евреями.

Героическая сага пути Бета Исраэль на историческую родину заслуживает отдельного рассказа: четыре тысячи человек погибли в пути, пролегавшем через горы и пустыни. Однако сегодня важнее коснуться трудностей, с которыми община столкнулась уже в Израиле. Они, как и репатрианты из других стран, не знали языка и не имели работы, но дело осложнялось и тем, что большая часть профессий, которыми они занимались в Эфиопии, оказались совершенно неактуальными, поскольку относились к совершенно иной исторической эпохе – ну, что делать в современном Израиле ткачу или гончару?

Не говоря уж о том, что общественные нормы, экономическое устройство, банковская система и современная техника были для них совершенно незнакомы. Но это бы еще все полбеды! Ведь йеменские евреи, репатриировавшись в Израиль и столкнувшись с теми же цивилизационными проблемами, смогли в результате их преодолеть и встроиться в общество. Но у «йеменитов» было одно преимущество – их еврейство не подвергалось сомнению! Да, их духовное наследие и религиозные практики вызывали удивление, однако не отторжение, и их раввины, хотя и со скрипом, нашли себе место среди коллег, а их светские лидеры довольно быстро нашли себе место в политической и общественной жизни государства.

Не так было с Бета Исраэль: несмотря на постановление раввината страны, значительная часть религиозных евреев отказывались и отказываются по сей день признавать членов этой общины своими соплеменниками. Многих из них вынудили пройти гиюр, хотя для них это было оскорбительно, поскольку они считали себя евреями по рождению, но иного шанса ассимилироваться в израильское общество у них просто не было. А их дети прошли через «перевоспитание», в результате которого им должны были быть привиты истинно израильские ценности.

На религиозное унижение наложился, естественно, и обычный бытовой расизм. И русскоязычная диаспора, увы, вносит в это свой немалый «вклад». Однако и на этом неприятности Бета Исраэль не кончились. Вслед за ними в Израиль прибыло немалое количество «фалашмура» – эфиопских христиан. А в последние годы к ним прибились и многочисленные эритрейские беженцы, поскольку говорят они на том же языке. Но эти группы уже не имеют никакого отношения к еврейству и никаких сантиментов к Израилю не испытывают. Однако на взгляд «белого» израильтянина – все они на одно лицо!

Я работал с прекрасными медсестрами из эфиопской общины, а сейчас среди них появляются и первые врачи: недавно с одним интерном поработал – ну просто гений. Схожий процесс идет и в других отраслях и областях. А уж в израильской армии члены общины Бета Исраэль на очень хорошем счету!

Однако для полной и успешной интеграции этой прекрасной общины в израильское общество необходимо вернуть ее чувства гордости и самоуважения, поднять интерес к их древнейшим традициям, музыке и литературе, вернуть авторитет их раввинов-кейсов. И тогда человек, осознающий свою принадлежность к диаспоре с таким величественным прошлым и настоящим, а не считающийся просто «грязным фалаши», не станет кидать камнями в скорую помощь и поджигать чужую машину, а полицейский никогда не решится назвать его негром.

Комментарии