Колумнистика

Меир Антопольский

Не вирус для паники

28.02.2020

Не вирус для паники

28.02.2020

Как групповое пение может довести до коронавируса и куда засунуть нелепый страх перед китайскими туристами, объясняет доктор Антопольский.

Эпидемия вируса COVID-19 заставила человечество проявить нездоровые крайности – от иррациональной паники до бездумного разгильдяйства. За примерами далеко ходить не надо. Местные жители в панике шарахаются от каждого встреченного «китайца», даже если он на самом деле кореец, японец или таец. Но те же самые местные жители, попавшие по воле судьбы под строгий карантин, тут же сбегают с него.

Важно понимать, что эпидемия эта не кончится ни завтра, ни послезавтра –это длинная история, которая немало повлияет и на быт, и на экономическое положение каждого из нас. Даже если мы сами никогда не встретим реального больного. И если экономические последствия эпидемии неизбежны, то моральные можно попытаться предотвратить. Ведь любая эпидемия еще с давних временем значимо и далеко не в лучшую сторону меняла человеческие качества, сея страх и недоверие в обществе.

Все мы – и врачи тоже – называем этот COVID-19 просто коронавирусом, что на самом деле несправедливо по отношению к громадной семье этих самых коронавирусов, которые сопровождают человечество, согласно генетическим исследованиям, уже около 10 тысяч лет и по большей части вызывают почти безобидные простуды. Однако время от времени эта семейка порождает более злобных представителей.

И тут, конечно, важно отличать опасность заразиться болезнью от опасности помереть от нее. А эти параметры, как бы странно это ни показалось, не так уж связаны между собой. К примеру, бешенство – очень опасная болезнь, но малозаразная. А ротавирусный понос – одна из самых заразных болезней в мире, но от неё почти не умирают, по крайней мере, в странах с нормальной медицинской помощью.

Поэтому надо взглянуть на цифры: смертность от COVID-19 составляет порядка 2%. Причем в основном – дети и старики. В среднем возрасте смертность всего 0,4%. И это при том, что от этой болезни пока нет лекарства. Для сравнения: смертность от СПИДа, бывшая ранее очень высокой, сейчас в развитых странах при правильном лечением в районе 1%.

Двухпроцентная смертность от COVID-19, конечно, тоже не подарок, но намного лучше показателей смертности не только от чумы или лихорадки Эбола, но и, скажем, от брюшного тифа.

Что же касается заразности, то главный критерий её измерения – basic reproduction number – характеризует способность оставленного без присмотра пациента заразить окружающих. Чем он выше – тем хуже. У COVID-19 этот показатель около 4. Для сравнения же: у ротавируса, кори или коклюша это – 16.

Получается, что COVID-19 – это среднезаразный и среднеопасный вирус. Хорошего мало, но бывает много хуже. И это, кстати, сильный аргумент против появившихся, как грибы после дождя, конспирологических теорий, что COVID-19 выпущен на волю из секретной лаборатории по созданию биологического оружия, поскольку все виды бактериологического оружия, с которыми работали в разных странах, отличались значительно более высокими показателями смертности.

Критически важен, конечно, и способ передачи. Наш сегодняшний приятель COVID-19 передается в основном воздушно-капельным путем. По-простому это означает, что основной источник заразы – это капельки слюны больного человека, которые невидимо разлетаются в разные стороны, когда он кашляет, чихает или даже поёт. Поэтому так пострадали бедняги-южнокорейцы, которые очень добросовестно ходили по воскресеньям в церковь петь там хором.

Впрочем, пока остаётся под вопросом способность COVID-19 к фекально-оральному типу передачи – то есть через туалет. Иначе говоря, мыть руки после туалета по-прежнему стоит! Но вот как точно он не передается, так это аэрогенным путем – по воздуху без капелек жидкости, в отличие от ветрянки, легочной чумы или кори, которая, к слову, неоднократно замечена в умении перебираться с этажа на этаж через вентиляцию. Этого способа мы всегда особенно боимся, и ровно этого COVID-19 не умеет делать!

Именно это позволяет нам держать в обычных домах на карантине здоровых людей с подозрительной историей – имевших контакт с больными людьми или вернулся из страны, где происходит вспышка. Находящие в соседних помещениях не подвергнутся опасности, даже если изолированный гражданин заболеет. И поэтому столь глупо выглядят протесты местных жителей против размещения в их населенных пунктах находящихся на карантине людей: для страхов, что болезнь переберётся к ним по воздуху, нет никаких оснований.

Великий еврейский философ Маймонид положил в основание своей концепции принцип золотой середины или же – среднего пути. Принцип этот восходит ещё к Аристотелю и подразумевает, что человеку подобает избегать крайностей. К примеру, смелость – это хорошо, но безрассудство ничем не лучше трусости. Обжорство – неодобрительно, но и подчёркнутый аскетизм зачастую означает просто прилюдную «позу». Сто лет спустя на тех же принципах выстроил свою этическую систему и Фома Аквинский. И об этом принципе золотой середины не надо забывать. И помимо мытья рук и привычки не кашлять и не чихать на ближнего, к чему, помнится, нас так настоятельно приучали в детстве, надо помнить, что паника с истерикой еще никому не помогали, и уж тем более бессмысленный страх перед туристом с эпикантусом.

Комментарии