Колумнистика

Федор Константинов

Евреи штабелями

01.10.2020

Евреи штабелями

01.10.2020

Как в старом Дербенте появилось огромное еврейское кладбище и кто на нём похоронен, рассказал нашему колумнисту его хранитель.

С середины XVII века одну из долин близ Дербента стали называть Джухуд-Ката, то есть «еврейская долина». Столицей этого небольшого, стихийно образованного еврейского княжества в Дагестане стало поселение Абу-Сава. Спокойную жизнь здешних евреев, занимавшихся земледелием и рыболовством, разрушил в 1799 году Сурхай-хан Казикумухский. Он изгнал евреев из Абу-Савы.

Тогда правитель Кубинского ханства Шейх-Али-хан предоставил евреям убежище в Дербенте. Так трагическое падение Абу-Савы послужило толчком к возрождению еврейской общины Дербента, которая сегодня по праву считается одной из самых древних на Кавказе. Правда, изначально евреям запретили иметь кладбище на выделенном им участке в черте города – тела умерших родственников по-прежнему приходилось под покровом ночи перевозить в Абу-Саву.

Однако эти времена в прошлом. Сегодня еврейское кладбище расположено в самом центре старого Дербента. На территории в девять гектаров насчитывается 37 тысяч захоронений, из них больше половины имеют свои собственные, сохранившиеся поименные надгробные плиты. Самое первое захоронение датируется 1804 годом.

Давид Давидов рассказывает, что впервые он появился на этом кладбище в 14 лет: мыл мертвых, шил саваны и копал с бригадой могильщиков ямы. Дело в том, что семья у Давида была простой: мама работала уборщицей на местном военном заводе, папа – грузчиком на консервном заводе. Детей было много, денег не хватало. Вот отец и подрабатывал временами на кладбище – и в какой-то момент стал брать с собой и Давида.

Сегодня Давидов – директор этого еврейского кладбища в Дербенте. Водит нас жарким сентябрьским днем меж могил, рассказывает истории людей, обретших здесь покой. Прежде всего ведет нас к свежему мемориалу «Бессмертный полк». Выполненный в форме меноры, он появился здесь в 2016 году в честь евреев Дербента, погибших или пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. На лицевой стороне мемориала – на всех столпах семисвечника – высечены 1732 имени. Давидов говорит, что этот список постоянно пополняется: появляются новые свидетельства о подвигах дербентских евреев – на памятнике высекаются новые имена.

Два года назад ушел из жизни последний участник Великой Отечественной войны из членов еврейской общины Дербента – Якуб Хилькияевич Рувинов. Он ушел на фронт в 18 лет вслед за своими старшими братьями. Всю войну отслужил связистом, был участником знаменитой встречи на Эльбе. Среди его наград – медали за освобождение Кубани и Варшавы, «За взятие Берлина». По словам Давидова, еще два ветерана, ушедших на фронт из Дербента, проживают в Израиле, а один находится в США. «Дай Г-сподь им здоровья», – говорит он.

Рядом с мемориалом «Бессмертный полк» находится могила еще одного бойца Красной армии из Дербента – Лазаря Абрамова. Как рассказал Давидов, три четверти века его считали без вести пропавшим, а несколько лет назад останки Абрамова были найдены на территории Украины по личному опознавательному знаку солдата. На войну он ушел в июне 1941 года – и уже через месяц погиб смертью храбрых. В апреле 2017 года его прах перевезли с Украины в Дербент – и с воинскими почестями, и по всем канонам иудаизма похоронили.

Еще на кладбище Дербента высится большой мраморный памятник Гюльбоор Давыдовой. Среди горских евреев она – единственная татка, удостоенная звания Герой Труда. Родившись в 1892 году в крестьянской семье селения Хошмензиль, она с малых лет проводила все дни в полях: в тяжелых ведрах носила воду, помогала собирать колоски, изучала целебные травы и делала чайные сборы. В итоге научилась по листьям определять сорт винограда, болезни и вредителей виноградной лозы.

Когда в их родном селе образовали колхоз «Новая жизнь», Давыдову в него не приняли: посчитали, что женщина не сможет работать на равных с мужчинами. Имея на руках двоих маленьких сыновей, Гюльбоор не отступила. Она организовала в селе женский колхоз «Красная батрачка», стала его председателем и уже во вторую осень показала высокую урожайность. Став «народным» виноградарем, Гюльбоор отправилась в Дербент, в колхоз имени Кагановича, который она превратила в один из передовых на Кавказе.

В годы войны Гюльбоор отправила на фронт своих сыновей, Давида и Рувина. Их она больше никогда не видела. Когда немцы дошли до Кавказа, местные женщины бросились строить в тылу оборонительные рубежи. Была в их числе, конечно, и Гюльбоор. Благодаря их подвигу Дербент стал неприступной крепостью для гитлеровских войск. Позднее, наравне с теми, кто воевал, Давыдову наградили медалью «За оборону Кавказа». Сегодня в Дербенте одна из центральных улиц носит ее имя. Портрет женщины, выполненный художником Павлом Войченко, как и ее бюст, хранятся в синагоге «Келе-Нумаз». Синагога, кстати, была построена в Дербенте семьей богатых купцов Ханукаевых в начале ХХ века.

Давидов показал нам еще немало могил. На самых старых из них нет ни портретов, ни фотографий – только скрытые под покосившимися плитами еврейские судьбы. На надгробиях – надписи на иврите с указанием имени, дат рождения и смерти. Венчает такие памятники выбитая сверху шестиконечная звезда Давида. Глядя на эти звезды, кажется символичным, что ухаживать за ними выпало человеку по имени Давид Давидов. «Работы на кладбище всегда хватает», – говорит он на прощание у могилы своего отца и спешит по своим делам.

Комментарии