Колумнистика

Александр Гринберг

Израиль навыворот

03.03.2022

Израиль навыворот

03.03.2022

Евреи в Израиле – крайне несчастные. Так решили американцы, которые покатались по стране неделю. И поспешили обрадовать своими выводами всех антисемитов.

«Чья Земля обетованная? Путешествие в разделённый Израиль» – под таким заголовком вышел репортаж двух журналистов The New York Times, проехавших страну с севера на юг в поисках ответа на вопрос: каково это – быть израильтянином сегодня? Вывод они сделали крайне странный: жители Израиля, который, на минуточку, занимает 11-е место в рейтинге самых счастливых стран мира, – люди крайне несчастные. Кем бы они ни были – светскими или религиозными, евреями или арабами – они, по мнению The New York Times, недовольны своей жизнью, друг другом и, конечно, действиями властей. А все почему, резюмируют западные журналисты, потому что до сих пор не решена палестинская проблема.

Это очень далеко от правды. Но журналисты некогда одной из самых респектабельных газет не просто сделали необъективную выборку героев и никак не отразили настоящий Израиль. Они попытались протолкнуть свою точку зрения: израильтянам должно быть плохо из-за палестинской проблемы, которая не решается якобы исключительно по их вине.

Тем временем для всех неангажированных наблюдателей очевидно, что израильтяне – народ крайне жизнерадостный и оптимистичный. И это не потому, что у них все всегда хорошо. В прошлом году, как, впрочем, и всегда, Израиль пережил несколько кризисов. Но именно они – одновременно с тревогой за будущее – дают израильтянам надежду.

В мае 2021 года Израиль опять воевал с ХАМАСом, которому на этот раз удалось задействовать израильских арабов. Полиция не смогла пресечь погромы в городах со смешанным арабским и еврейским населением – Акко и Лоде. Однако в стране наконец-то появился арабский политик, который действия израильских арабов осудил. Им стал Мансур Аббас – благодаря ему, кстати, в Израиле в прошлом году в принципе появилось новое правительство. Долго ведя интенсивные переговоры с предыдущим премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, Аббас в последний момент все-таки присоединился к «правительству перемен» Нафтали Беннета и Яира Лапида, чем помог стране избежать пятых внеочередных выборов.

Риторика его выступлений также вселяет надежду. Он признает, что Израиль – это еврейское государство, и использует выражение «еврейский народ». Обычно арабские политики и исламисты обосновывают свою ненависть к сионизму именно тем, что евреи – это не народ, а религиозная община. Аббас же открыто заявляет, что его задача – решать социальные проблемы арабов, а не бороться с сионизмом. Это не только способствует росту интеграции арабов в израильское общество, но и улучшает имидж Израиля на Ближнем Востоке: население арабских государств видит, как правоверный мусульманин Аббас эффективно работает в правительстве религиозного еврея Беннета.

Это, кстати, еще один повод для оптимизма: многим казалось, что нынешняя правительственная коалиция настолько ненормальная, что не сможет никак функционировать в силу идеологических противоречий. Но нет, справляется, даже вполне успешно продолжает вести внешнюю политику, в которой предыдущий премьер Нетаньяху был, безусловно, мастак. Отношения с администрацией президента США Джо Байдена стали лучше, да и исторический визит в ОАЭ совершил в итоге именно Беннет, а не Нетаньяху. Съездил израильский премьер и в Бахрейн. А его заместитель Бени Ганц побывал и в Бахрейне, и в Марокко – как министр обороны подписал с этими странами соглашения в области безопасности. Эти визиты воспринимались уже рутинно – а ведь еще 20 лет назад о таком и мечтать было нельзя! В соответствии с последними трендами в правительстве стало больше женщин – их там теперь аж девять на 18 мужчин. В правительстве Франции их, например, пока что всего шесть.

Да и в принципе жизнь – после всех волн коронавируса и всех карантинов – возвращается в нормальное русло. Бизнес работает, университеты исследуют, израильские технологические компании продолжают развиваться не только в стране, но и на Западе, и в Персидском заливе. Единственное, что трудно заметить – так это подавленность и разобщенность, которые так старались найти корреспонденты The New York Times.