Колумнистика

Меир Антопольский

Еврейский бунт

30.06.2022

Еврейский бунт

30.06.2022

Почему среди евреев всегда было так много бунтовщиков и революционеров, объясняет наш колумнист.

История про библейского Кораха, которую мы читаем на этой неделе, вроде бы проста: бунт – он и в Израиле бунт. Да и заканчивается, ясное дело, полным крахом – бунтовщики в самом буквальном смысле проваливаются сквозь землю. И неудивительно – ведь восстали они против самого пророка Моисея, назначенного им Всевышним. Вроде бы хорошая и поучительная история, которую учителя и руководители так любят назидательно рассказывать ученикам и подчиненным. Но у нас есть несколько проблем с этой историей.

Первая из них состоит в аргументации бунтовщиков. «Полно вам! В этой общине все святы! Отчего же вы вознеслись среди нас?» – вопрошают они у Моисея и брата его Аарона, бывшего на тот момент первосвященником. И заметьте – аргумент этот впоследствии никак не опровергается. И по одной простой причине: как его опровергнешь, если он истинен? И ни один из комментаторов Пятикнижия, начиная с древнейших, насколько мне известно, даже не пытается отрицать убедительность этого аргумента бунтовщиков. Они просто смещают акцент: мол, Корах был неискренен – на словах ратовал за народ, а на самом деле рвался к личной к власти.

Примечательно, что и сам Моисей слова бунтовщиков не опровергает. «Разве мало вам того, что Б-г выделил вас из всей общины Израиля и приблизил к Себе?» – говорит он им в ответ, будто бросая: «На себя посмотрите! Тоже мне, сторонники равноправия нашлись – все как один аристократы». К слову, то же самое говорили на протяжении веков самым разным борцам за права рабочих, крестьян и рабов, в том числе и декабристам, указывая на то, что сами борцы происходили из привилегированных слоев общества.

Но на самом деле, непонятно, почему слова в защиту крепостных должны иметь меньший вес, если их произносят князь Кропоткин и граф Толстой, а не сам крепостной. Да и Моисей, освободивший евреев из рабства, был не просто не рабом, а, на минуточку, приёмным внуком самого фараона! Член монаршей семьи – привилегированнее уж некуда.

Есть в Священном Писании ещё немало намеков на то, чтобы не красить Кораха такой уж густой чёрной краской, как это принято делать. К примеру, среди его потомков был и великий пророк Шмуэль, и авторы одиннадцати псалмов, названых «Песнями сыновей Кораха». Да и не стали бы именем такого отъявленного злодея называть целую главу. А многие мыслители нового времени, особенно хасидские цадики, склонны были видеть в Корахе человека, опередившего свое время – ведь в мессианские времена нам обещают всеобщее равенство. А Корах, дескать, просто не дотерпел до конца времён и «наехал» на Моисея в начале глобальной истории – за что и поплатился.

Но это всё семечки. Есть у нас с рассказом о Корахе и глубинная проблема, состоящая в том, что сам иудаизм – есть по определению бунт. Я слушал на днях восхитительную речь великого человека, недавно покинувшего наш мир лорда Джонатана Сакса, главного раввина Британской империи, целиком посвященную этой теме. Если упростить: Авраам рвёт с культурой великой Месопотамии, Моисей выводит народ из Египта – из тогдашнего центра мировой цивилизации, а в последующих поколениях мы ухитряемся вступить в конфликт с каждой великой империей – от Ассирии до Советского Союза. Лорд Сакс объясняет, насколько же эта революционность в еврейской природе. Даже первая библейская идея, что человек создан по образу и подобию Б-га, сама по себе революционна. Ведь древние народы отлично знали, что только один человек может быть образом божества – фараон, царь, ну, на крайний случай, главный жрец. А евреи пришли сообщить миру, что, видите ли, каждый оборванный гастарбайтер создан по Его образу и подобию ничуть не меньше, чем Александр Македонский. Это ли не революция?

Но мало того что мы тысячелетиями восставали против всех империй, правителей, традиций – в том числе своих собственных. Дело в том, что у нас и с Б-гом отношения не такие уж простые. Авраам, Моисей и многие другие персонажи еврейской истории снова и снова спорят с Б-гом, объясняя Ему, как Он должен себя вести. И вот как народу, воспитанному на такой религии, вы хотите впарить послушание авторитетам и соблюдение иерархии?

Стоит вспомнить, что Авраам появляется в истории сразу после событий вокруг Вавилонской башни. Вера Авраама служит ответом на попытку создать единую структуру, в которой все как один, стройными рядами, и так далее. Лорд Сакс усматривал за этим описанием Ассирийскую империю – первую в истории сверхдержаву, которая с невероятной жестокостью насаждала в мире единый язык и единую цивилизацию. Но у этой идеи были и есть множество продолжателей.

С другой стороны, не будем все-таки выставлять еврейский народ армией Стеньки Разина. Определенная иерархическая структура у евреев всегда была. Просто она никогда не была строго фиксированной, а духовные и интеллектуальные авторитеты всегда подвергались сомнению и критике. И уж точно структура еврейского общества не была единоначальной. Иудаизм предлагает объединение, но объединение разных людей, народов, языков и взглядов. И главное – объединение добровольное. И потому мы продолжаем показывать грандиозную фигу всем тем, «кто знает, как надо».