Рецепт летнего фруктового супа

27.02.2002

Эх, лето-лето… Время отпусков, дач, моря, фруктов! Как вспомню свою кухню – потолок нужно заново белить, холодильник плохо морозит, кран прокручивается, духовку не откроешь — жарища, мухи, комары.… Какие тут моря! Какие дачи! Слава богу, хоть голова еще варит и ум за разум не заходит. А дети?! Видали вы таких сорванцов? Один носится по двору за мячом, позавчера заплатили одной соседке за выбитое стекло, вчера – другой за поломанную герань и моральный ущерб: у нее окно было открыто, вот дети и сделали ей ущерб футбольным мячом.… Другой все сидит дома. Над книжками кряхтит. Умный-умный, бледный-бледный – учится на одни пятерки, президентом, наверное, будет. Соединенных Штатов, разумеется, или там Голландии какой-нибудь, чтобы поспокойнее, потише было, иначе я не согласна.…

Еще чего! Замучат ребенка своими долгами, «внешними и внутренними заимствованиями», экскурсиями на заводы и поездками по стране. Делать мне больше нечего, как за него переживать с нашими-то камчатками и дальними востоками. У меня, слава Б-гу, и еще один сын есть. Тот, правда, по девушкам специалист. Вот тоже напасть на нашу семью! Выбрал бы он, что ли, какую-нибудь одну, а то весь телефон оборвали: «Где он?» да «где он?». Да нигде! В институт пошел. Лавки красить. Субботник у них в честь окончания учебного года. Ой, что это! В холодильнике – персиков с килограмм и вишен с полкило! И записка от старшего: «Мамочка, папочка, стипендия – не главный герой студенческого фольклора, а реально существующая сотня рупий». Что-то он насчет «рупий» погорячился, конечно, но молодец, весь в мать. Чего бы с ними сделать?

Ой, звонок… Кто там? Какой еще моральный ущерб? Сын, говори спокойно, видишь, у мамы и так голова кружится! Так. Поняла. Соседка бросила в вас геранью, и вы взяли с нее что-то за моральный ущерб. Что вы ей такого сделали? Песню пели?! Какую еще песню? «Прощай, любимый город»? Да откуда ты ее знаешь? А… ты пел только про «море»… Ну, иди к брату, пусть позанимается с тобой математикой, пением ты уже сам позанимался, Кобзон. Счастье на нашу с отцом голову! Что это в мешке? То, что соседка вынесла за герань? Сын, да за такую тяжелую сумку я сама у нее под окном все военные песни перепою! О! Фрукты! Ну, с таким «боекомплектом» я знаю, что варить! Чего ты прибежал? Брат с тобой не хочет примеры решать? Ничего, пусть готовит экономическую реформу. Будешь маме помогать. Выковыривай ложкой из персиков косточки, я пока что помою и порежу твои «ущербные» сливы и груши. А ну, математик, скажи-ка сколько будет пятью пять?

И зачем спросила?! Только зря расстраиваться.… Не надо, сын, не считай, у нас в семье уже есть, кому считать. Было бы чего-нибудь хорошего много – сосчитали бы. Лучше спой. Как ты там про море пел? Очень хорошо, слух абсолютнейший! Вот папа с работы придет, обрадуется: у одного сына – слух, у другого – реформа готова, у третьего – лавки покрашены, а «рупии» закончились. И на столе – фруктовый суп! Давай-ка еще вишни проверим. Чтобы косточек не было. Ты пока доставай кастрюльку. Будем в нее фрукты бросать. Так. Заливаем водой. Ставим на огонь. Пусть-ка они с часик поварятся, мы пока муку разведем. Персики, груши, вишни, сливы – все кубиками один к одному, без косточек. А где косточки, кстати? Зачем это ты их завернул? Из трубочек стрелять? Нет уж, хватит с меня твоих проделок. Бедная соседка в вас скоро кактусы кидать начнет! Муку я уже развела с водой, сейчас мы ее в кастрюльку и выльем. Еще минут десять варим, потом пусть остывает. Ой, ты гляди, наш будущий президент на запах пришел!

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...