Сделка высокого полёта

24.06.2019

Миллиардером Патрика Драхи сделали кабельные сети, которые он методично скупал в Израиле, Европе и США. Но, видно, захотелось высокого – бизнесмен покупает аукционный дом Sotheby’s за $3,7 миллиарда, потому что бренд показался ему элегантным.

«Sotheby’s – один из самых элегантных и амбициозных брендов в мире», – объяснил Драхи неожиданную покупку и добавил, что он является давним клиентом и ярым поклонником компании. По его словам, этот актив он приобретает «вместе с семьей», а помогает ему в этом – французский банк BNP Paribas. Все формальные вопросы сделки должны быть закрыты до конца 2019 года.

Sotheby’s – один из старейших аукционных домов, он был основан в 1744 году в Лондоне, сейчас у компании 80 офисов по всему миру со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Последние 31 год компания была публичной, в отличие от своего основного конкурента – аукционного дома Christie’s, тот стал частным еще в 1998 году, когда его выкупил французский миллиардер Франсуа Пино.

Члены совета директоров Sotheby’s возлагают большие надежды на то, что компания вновь переходит в частные руки. «Идеальное время, чтобы стать частным активом на пути к росту и успеху. Уход с Уолл-стрит даст компании возможность ускорить реструктуризацию», – заявил глава Sotheby’s Доменико де Соле.

Дело в том, что несмотря на огромный вес в мире искусства и многомиллионные сделки, Sotheby’s в последние годы нередко терпел убытки, сокращать которые пытался, в основном, за счет массовых увольнений. Впрочем, курс на перемены сейчас примерно такой же: найти некий баланс между количеством сотрудников, огромными затратами на рекламу и продвижение продукта и падающей прибылью от аукционной комиссии. Драхи уже выразил полное доверие руководству компании и заявил, что не планирует менять стратегию работы и развития аукциона.

Драхи уже давно знаком финансовому миру по неожиданным и масштабным приобретениям. Однако эта покупка, мягко говоря, не профильная. Все, что интересовало последние 30 лет этого бойкого французско-израильского миллиардера – кабельные, мобильные и телеоператоры. И в этом Патрику почти не было равных.

Он родился 20 августа 1963 года в Касабланке в семье марокканских евреев, преподающих математику. Семья переехала во Францию, когда Патрику было 15 лет. Ему удалось успешно закончить несколько лучших инженерных школ страны – в том числе знаменитую Ecole Polytechnique, которую в свое время закончили основатели концернов Citroen и Schlumberger. Проблем с трудоустройством не было, вот только Патрик наотрез отказывался работать на кого-либо, кроме себя. «Патрик не знает запретов – когда он хочет чего-то, то он делает все, чтобы это получить», – говорил как-то его школьный друг Оливье Харт изданию The Wall Street Journal.

И тем не менее первая работа была все-таки по найму – во французском подразделении компании Philips, одним из контрагентов которой был крупнейший в США провайдер кабельного телевидения TeleCommunications. Патрик Драхи досконально изучил, как выстраивался этот гигант с 1973 года, когда руководить им стал Джон Малоун – «Дарт Вейдер» телекоммуникационного рынка США. Обретя идеальный пример для подражания, Драхи решил сделать все то же самое, но во Франции.

В итоге в начале 90-х Драхи стал приобретать мелких кабельных операторов на юге страны – затем он объединял их, выгодно продавал, скупал более крупных игроков и вновь продавал. В итоге в 2001 году он учредил холдинговую компанию Altice. Однако тогда никто и представить не мог, что вскоре эта организация превратится в одну из крупнейших транснациональных телекоммуникационных корпораций, а затем – и в одного их ведущих в мире поставщиков мобильной связи и интернета.

Происходило это так – шутя озвучивая всем свой девиз, суть которого сводилась к тому, что начинать все стоит с кабеля, Драхи продолжал скупать кабельных операторов в Бельгии и Люксембурге. Вскоре Европы для сделок ему стало не хватать – и он отправился в Израиль, где приобрел кабельную компанию Hot, к которой вскоре присоединил одного из местных мобильных операторов.

Зафиксировав ощутимые результаты от такого слияния кабельного и мобильного операторов, Драхи решился попробовать сделать то же самое во Франции. И он отправился не к кому-нибудь, а сразу напрямую к французскому медиагиганту Vivendi. Драхи предложил совету директоров продать ему компанию SFR – второго по величине мобильного оператора во Франции после Orange. Откровенно говоря, на такую покупку денег у бизнесмена не было, на что ему прямо и указали.

Драхи изначально воспринимал эту встречу как заявление о своих намерениях. Не получив категоричного отказа, он начал действовать. В последующие три года он вывел на фондовый рынок сначала все дочерние предприятия, а затем и саму Altice – и так легко собрал на бирже около двух миллиардов евро. За счет заемных средств и бросовых облигаций Драхи довел эту сумму до 20 миллиардов долларов – и с новым предложением еще раз попросил аудиенцию у руководителей компании Vivendi.

Для последней продажа SFR уже давно была частью плана по увеличению резервов и концентрации на медиаактивах, поэтому появление в качестве покупателя нового игрока лишь увеличивало сумму возможной сделки и конкуренцию. Как писали французские издания, борьба за SFR между Altice и третьим по величине мобильным оператором Франции Bouygues была нешуточной и продолжалась несколько недель. Bouygues несколько раз делала встречные предложения и поднимала цену, но совет директоров Vivendi единогласно проголосовал за продажу SFR Altice. Сумма сделки составила 17 миллиардов евро.

Впрочем, конкуренты по сделке весьма быстро «сдружились», что чуть было не привело к их слиянию. В последний момент Bouygues все же отклонила предложение Altice продаться за 10 миллиардов евро. Причиной стал не столько страх лишиться самостоятельности, сколько законодательство Франции в сфере конкурентной борьбы. И недвусмысленное заявление тогдашнего министра экономики Франции, а ныне ее президента Эммануэля Макрона. Тот заявил, что дальнейшая консолидации в сфере телекоммуникаций является нежелательной для государства: «Сейчас не время для оппортунистских взлетов, которые могут порадовать интересы отдельной группы предпринимателей, но время для удовлетворения потребностей всего французского общества».

Получив «стоп-сигнал» в родной Франции, Драхи по привычке обратил свой взгляд на другие рынки – вскоре он уже купил американского кабельного оператора Cablevision за $17,7 млрд. «Приобретение Cablevision – еще один шаг Altice на американский рынок», – говорилось в заявлении Altice. Дело в том, что чуть раньше Драхи приобрел еще одного американского оператора кабельного телевидения – Suddenlink Communications за сумму более девяти миллиардов долларов. Кстати, совсем недавно – в конце апреля 2019 года – Драхи полностью выкупил трехлетний американский стартап Cheddar, фокусирующийся на потоковом вещании финансовых новостей.

Описывать сделки Патрика Драхи можно было бы еще долго, но главное, что в итоге они привели его во все возможные списки Forbes c личным состоянием около восьми миллиардов долларов. В Израиле, чье гражданство Драхи получил еще в момент покупки компании Hot, он так и вовсе несколько лет числился самым богатым жителем страны. Кстати, в 2016 году Драхи стал почётным доктором Еврейского университета в Иерусалиме. Его сравнивают с «хищником, бросающимся на цель и добывающим ее», он же в ответ спокойно отвечает: «Возможно, мы и удивили кого-то, но самые серьезные сделки еще впереди».

Комментарии