«Пианист» против певицы

14.05.2012

Вдова и сын польского композитора и исполнителя еврейского происхождения Владислава Шпильмана, увековеченного режиссером Романом Полански в фильме «Пианист», подали в суд на автора книги, в которой их родственник обвиняется в сотрудничестве с гестапо.

Галина Шпильман-Гжечнаровска и ее сын Анджей Шпильман подали иск в Варшавский суд против журналистки и литератора Агаты Тушински с требованием опровергнуть информацию о том, что их родственник якобы сотрудничал с нацистами, пишет британская The Telegraph. Тушинска пишет о сотрудничестве Шпильмана с гестапо в своей недавно вышедшей биографии польской певицы еврейского происхождения Веры Гран.

Согласно фильму Романа Полански «Пианист» (2002), сюжет которого базируется на воспоминаниях Шпильмана, музыкант переживает войну благодаря помощи капитана вермахта Вильгельма Хозенфельда. Несмотря на грозившую ему опасность, Хозенфельд проявил сострадание к Шпильману, обеспечив его пищей и кровом.

Героиня книги Агаты Тушински «Обвиняемая Вера Гран» утверждает, что Шпильман служил в еврейской полиции Варшавского гетто и принимал участие в депортации его обитателей в лагеря смерти. Эти утверждения, бросающие тень на репутацию Шпильмана, возмутили родственников покойного музыканта, подавших против Тушински иск с требованием опровержения приводящейся в ее книге информации.

«Мой отец никогда не служил в полиции гетто. Фантазии больной женщины были представлены в СМИ как неопровержимый факт», — заявил Анджей Шпильман. Сын музыканта полагает, что фантазии Веры Гран о сотрудничестве его отца с гестапо могли возникнуть на почве болезненной ревности: ведь самой певице до конца жизни не удалось избавиться от обвинений в коллаборационизме.

Обвинения в сотрудничестве с нацистами вынудили Веру Гран покинуть Израиль, где она оказалась после войны, и поселиться во Франции. В 2007 году Гран, так и не сумевшая восстановить свое доброе имя, скончалась в Париже. Владислав Шпильман сделал в послевоенной Польше успешную музыкальную карьеру. За два года до смерти, последовавшей в 2000 году, Шпильман выпустил книгу мемуаров, в которой описал историю своего выживания в годы войны.

Адвокаты семьи Шпильман подготовили для суда документы, согласно которым имя их родственника не фигурирует ни в одном из списков еврейской полиции Варшавского гетто. Кроме Веры Гран никто из выживших в Варшавском гетто не обвинял Владислава Шпильмана в коллаборационизме.

Агата Тушинска вносить коррективы в свою книгу не собирается: «Я писала книгу о Вере Гран на основе личных бесед с ней. Все, что в моей книге имеет отношение к Шпильману, взято с ее собственных слов. Я не была в гетто, где произошли все описанные события, но Анджей Шпильман там тоже не был. Моя книга не содержит каких-либо обвинений против Шпильмана, кроме личных воспоминаний Веры Гран — женщины преклонного возраста и слабого здоровья».


Роберт Берг