Израиль еще споет свою песню

23.05.2001



Каждый день в Израиле пишутся новые "старые" песни (как на какой-нибудь французской фабрике целыми партиями выпускается мебель "времен Людовика XIV") для тех самых любителей, которые дважды в неделю собираются и под руководством профессионального музыканта и поют "песни старой доброй Эрец-Исраэль". Недавний опрос населения выявил любопытный факт: большинство израильской публики, включая молодежь, любому другому виду музыки предпочитает ивритскую песню.

Немало профессиональных музыкантов делают различие между "ивритской песней" (мелодическая основа которых заимствована у славянских народов и на которых были воспитаны первые известные израильские композиторы) и между "песней на иврите" (которая, по их мнению, поется на иврите в ритмах и мелодических рисунках поп- и рок музыки, импортируемой вместе с дешевой массовой культурой с Запада).

В разные времена определение "ивритской песни" менялось, хотя всегда основывалось на музыкальных вкусах предыдущих поколений. В итоге под определение "ивритской песни" так или иначе, может быть подведено все, что когда-либо было написано в Израиле.

На творчество любого художника, естественно, влияет его духовный мир и окружающая среда. Понятно, что до провозглашения Государства Израиль, и особенно в первые два десятилетия его существования, когда средств массовой информации в нынешнем понимании еще не было, на творчество музыканта больше всего влиял привезенный им культурный багаж. Что касается текстов, то к ивриту в них относились как к святому языку.

О чем же пел Израиль в первые годы своей независимости? Разумеется, прежде всего, о войне, о героической борьбе, о любви к Отчизне, о павших товарищах. В те годы, то есть в начале пятидесятых, возникло своеобразное явление культуры, которое внесло огромный вклад в развитие ивритской песни, — военные ансамбли. Что же собой представляли военные ансамбли пятидесятых годов? Несколько девушек и парней с хорошими голосовыми данными, новый песенный репертуар, фонари вместо прожекторов и оркестр в составе одного аккордеониста. На конверте первой пластинки самого знаменитого военного ансамбля "Нахаль" значилось, что его артисты могут добираться до любого уголка страны и выступить где угодно: в укреплении, в военном лагере, под открытым небом, при свете автомобильных фар.

Для ансамблей того времени писали лучшие ивритские поэты и композиторы. Из этих ансамблей вышли звезды эстрады и других видов сценического искусства в Израиле. С годами военные ансамбли обросли плотью: появился постановщик и хореограф, увеличилось число аккомпаниаторов, появилась усилительная техника — никуда не денешься, мир не стоит на месте. Это был тот самый прогресс, благодаря которому скромное любительство уступило место профессионализму, и ансамбли стали предметом жестокой конкуренции между разными родами войск. (У каждого рода — свой ансамбль.) Кончилось тем, что Рафаэль Эйтан, бывший тогда начальником генштаба, издал приказ о ликвидации военных ансамблей.

Своим репертуаром эти ансамбли помогли сделать иврит разговорным языком. Оно и понятно: каково было бы слышать из уст 18-летних ребят высокий язык Танаха. Опять-таки те же военные ансамбли в силу возраста их участников стали проводниками поп- и рок-музыки, гремевшей за рубежом. После демобилизации большинство "звезд" этих ансамблей идет на эстраду. Из них вышли многие израильские рок-группы.

Однако с распространением средств массовой коммуникации, само собой, разумеется, усилились разные "иноземные влияния", например, музыка "Битлз". От одного названия этих групп у руководителей страны "мороз по коже пробегал", и они запретили их выступления на Святой Земле. — Это еще что за новости! Длинноволосые с воющими электрогитарами? Ну, нет! Только не у нас! Так-то оно так, да вот беда: нет способа запретить въезд иностранной моде. Прелесть музыки в том и состоит, что никто не может лишить ее визы, ей все нипочем, порхает себе в эфире и завоевывает молодежь.

В современном израильском искусстве происходит тот же процесс, что и во всем мире. Готовя свое "блюдо", музыкант кладет в него давно известные ингредиенты, и уже потом добавляет свои собственные "специи". Если блюдо будет пользоваться успехом, другой музыкант возьмет его рецепт за основу и опять-таки приправит своей индивидуальностью. Таков путь развития искусства вообще и израильского музыкально-песенного — в частности.

В последние годы в Израиле наблюдается расцвет "бунтарских", авангардистских групп, словом, как и во всем мире. Иногда им удается преодолеть свою ребяческую "позу", слегка повзрослеть и просуществовать больше нескольких месяцев. Но, как правило, побеждает "поза", которая выражает влияние либо манчестерской авангардистской группы, либо "металла" на американском юге. И эта "поза", и недолговечность — в немалой степени на совести у рок-журналистов, которые захлебываются от восторга при каждой музыкальной отрыжке на рабочей окраине шотландского городка, но у которых ком к горлу подступает, прежде чем выговорить слово об израильском артисте, особенно если, не дай Б-г, ему сопутствует коммерческий успех.

По мере того как земной шар неуклонно приобретает черты маленькой деревни, растет и количество музыкальных жанров на эстраде. Раньше в Израиле пробовали все же искать сугубо свой стиль. Считалось, что израильская музыка должна перебросить мост через пропасть различий между привезенными сюда культурами и служить своего рода плавильной печью. После двух тысячелетий рассеяния народ снова объединяется на своей земле, и его музыке полагалось бы отразить получающийся сплав. Сегодня в Израиле слышны все голоса, множество направлений и стилей. Эта мозаика, сливаясь воедино, создает колорит современной израильской эстрады.

Любой начинающий артист, разумеется, мечтает о славе, так сказать, по большому счету. Всем хочется стать известным сотням миллионов в целом мире. Быть кумиром всего четырех миллионов в нашей маленькой стране многим недостаточно.

Между тем, выход израильской эстрадной музыки на мировую арену станет возможным лишь при условии создания своей отличной от зарубежной музыкальной формы. Главная надежда Израиля заключается в сплаве всех наших музыкальных культур, Востока и Запада, черного и белого. Этот процесс уже идет и приносит множество плодов. Материала и талантов у Израиля в избытке — дело лишь за удачей.

По материалам журнала

"Ариэль"