Курс молодого бойца

12.02.2001

Курс молодого бойца (на иврите "тиронут") — это курс, который обязан пройти каждый военнослужащий. С тиронута начинается служба в армии. Он может длиться от одного месяца до полугода. Все зависит от распределения. Естественно, чем продолжительнее курс, тем он сложнее.

Солдаты, которые будут служить в тыловых частях, проходят одномесячный тиронут. Боевые войска — по два-три месяца, а спецподразделения — по полгода.

Обычно база, на которой проходит курс, выглядит так: песок, палатки и над всем этим развевается государственный флаг Израиля. Точно так же выглядела и та база, на которую меня вместе с другими новобранцами привезли с призывного пункта. База находилась на юге страны. По приезде нас разделили на так называемые "классы" (на иврите "китот"). В каждой "ките" примерно по 35-40 человек, во главе которой стояло три командира (на иврите "мефакед") в моем случае это были две девушки и парень. Нам было приказано построиться по три человека в ряд и назначить дежурного, обязанность которого заключалась в том, чтобы быть связным звеном между классом и командиром. Сами же командиры нам не представились. Более того, мы не видели их глаз, из-за того, что они все время были в темных очках и в шапке, козырек которой доходил до их переносицы (вопрос в том, что-они сами видели). Мы должны были их называть не по имени, а просто — командир (мефакед), причем перед каждым обращением или просто, когда мы их видели, следовало отдавать честь (на иврите "хакшев"). Между нами была огромная дистанция, которая длилась на протяжении всего тиранута и "сломалась" только лишь в последний день (так везде принято).

В первый же день после прибытия на базу нам выдали оружие — М-16 и по два магазина. Сразу после этого все солдаты должны пройти стрельбище "митвах". Именно туда мы и направились. Стрельбище — это очень ответственный момент для командиров и офицеров, потому что стрельба производится боевыми патронами. На каждом стрельбище обязан находиться как минимум один офицер, который командует им. Также должен присутствовать медбрат с "первой помощью". Сначала нам объяснили, как правильно держать оружие, как им пользоваться и как стрелять. Все происходит четко по командам, которые произносит офицер, а затем обязан повторить каждый солдат во весь голос. Мы стреляли стоя, лежа на животе, склонив одно колено. После того, как закончился митвах, мы должны были подобрать все гильзы, которые падали в песок и собрать их в бочку. Должен признаться, работа совсем не легкая. На следующую ночь нам поручили охранять базу. Охрана проходила с полным обмундированием, включая переговорное устройство, которое висело у нас за плечами. Охрана заключалась в постоянном осмотре забора, который окружал нашу базу. В те ночи, когда наше отделение не охраняло базу, мы охраняли палатки, в которых жили.

Безусловно, за день мы все очень уставали. Распорядок дня следующий: в 5 утра — подъем. Давалось семь минут на то, чтобы собрать постель, одеться и встать в строй. После этого давалось еще семь минут, в течение которых мы должны были умыться, побриться и привести себя в порядок. Затем начиналась зарядка и двухкилометровая утренняя пробежка. Все это происходило с оружием на плечах, потому что его нельзя оставить даже на секунду. После церемонии поднятия флага был завтрак, на который выделялось 15 минут. За это короткое время мы должны были успеть поесть, убрать и все вымыть. Сначала все входят в столовую, рассаживаются и держат руки за спинами. Еду трогать запрещено, также должна быть гробовая тишина. Только после того, как офицер скажет "приятного аппетита" (на иврите "бетеавон"), все должны ответить тем же пожеланием, и только после этого можно приступить к трапезе. На завтрак обычно дежурные подают вареные яйца, сыр, творог, кашу, хлеб, чай. На обед — салаты, суп, обязательно мясо или рыба с гарниром и десерт. На ужин — рис, макароны и что-нибудь молочное. Все всегда очень свежее и самое вкусное. Довольно строго соблюдается кошерность. Завтрак и ужин молочные, а обед мясной. Все варится в разных котлах и съедается из разных тарелок определенными столовыми принадлежностями, например, тарелки и вся посуда для молочного — синего цвета, а для мясного — оранжевого. И, конечно, желательно не перепутать, потому что иначе будут "очень громко кричать". После завтрака начинались практические или теоретические занятия, на которых мы изучали, как пользоваться оружием и другим армейским оборудованием. Нам также объясняли строение армии, ее иерархию и весь армейский быт в целом. В 12 часов дня был обед, после которого нам давался отдых до 13 часов. Затем продолжались занятия, между которыми нас гоняли (на иврите "тиртурим"). Тиртурим заключались в том, что командир давал нам определенное время (от 30 до 60 секунд), чтобы добежать до определенного столба или дерева и вернуться обратно в строй. Если все отделение до последнего солдата не укладывалось в это время, необходимо было повторить все пройденное с самого начала. Времени, которое давалось, никогда не хватало, — это было заранее задумано, чтобы лишний раз поорать и погонять нас. В семь часов вечера был ужин. С девяти до десяти был так называемый "сержантский час", в течение которого гонял нас сержант отделения. И все те силы, которые еще оставались у нас после целого дня, просто иссякали по окончании этого часа.

В израильской армии существует устав, по которому каждый солдат, если он не наказан и не находится в военной тюрьме, обязан получить увольнение (обычно это пятница, суббота) минимум один раз в четыре недели. Но, как правило, солдаты получают отпуск гораздо чаще. Это зависит от рода войск и занимаемой должности. Солдаты, которые находятся не в боевых войсках, а в тылу могут даже каждый день возвращаться домой. Они приходят в армию как на работу с 8 утра до 5 вечера.

Нас отпускали примерно раз в три недели. В пятницу в 12 часов дня мы выезжали с базы, а возвращались на нее в воскресенье рано утром. Самый важный момент был каждый вечер четверга, когда проходил так называемый "мисдар факим", или простым языком, каждого солдата отчитывали и ругали за все ошибки, которые были сделаны им за последнюю неделю. Это собрание проводил офицер. Каждого провинившегося вызывали по имени и начинали ему объяснять его ошибку и ругать за нее. Если это было что-то серьезное, то его ждало наказание. Наказания были разные. Офицер мог оставить солдата на базе после того, как все уедут, на несколько часов. А каждый такой час длился ой как долго, особенно когда ты знаешь, что все твои сослуживцы уже по дороге домой, а ты все еще торчишь на этой базе. Офицер имел право также лишить тебя отпуска вообще и тогда приходится пятницу, субботу сидеть на базе (даже врагу такого не пожелаю, удовольствие — ниже среднего). Но ничего, никто еще от этого не умирал.

Другой причиной, по которой солдат может быть лишен отпуска, — потеря самой маленькой части оружия. Она так и называется "пин шабат" (пин — шпилька, колышек; шабат — суббота). Название говорит само за себя. Суббота — следовательно, при потере ты теряешь свой субботний отпуск. Этот пин находится внутри оружия и соединяет несколько частей. Без него оружие не действует. Эта часть продается в магазинах и стоит несколько шекелей, и, естественно, все солдаты имели всегда с собой один — два лишних таких пина, чтобы можно было подменить в случае потери.

В последний день тиронута опять пришли офицеры из отдела кадров и распределили каждого непосредственно на определенные базы в зависимости от рода войск. В основном все солдаты по окончании тиронута направляются на различные профессиональные курсы, в конце которых они получают военную специальность, по которой проходят всю оставшуюся службу.

Так как я был распределен в ВМФ, то меня направили на военно-морскую базу на севере страны. Там я должен был проходить профессиональный курс в течение последующего полгода до распределения на постоянное место службы на корабле. Курс был очень интересный и познавательный, потому что он непосредственно касался моей дальнейшей службы. Но об этом в следующий раз.