Детства прекрасная пора: школа в Израиле

12.03.2001

Школа... Кто из нас в детском возрасте любил туда ходить? Разве что "первый раз в первый класс"…Только спустя много лет мы понимаем, насколько хорошее было то время. Время без забот и обязанностей. Взрослых обязанностей, которые оказались потруднее уроков и контрольных, которыми тебя мучают в 12 лет…

В Израиле ведь двенадцатилетнее школьное образование. Оно делится на 3 этапа:

1). начальная школа (бейт-сефер йесоди) 1-6 классы;

2). средняя школа (хативат-hабейнаим) 7-9 классы;

3). высшая школа (тихон) 10-12 классы, по русским понятиям — гимназия.

Обычно средняя и высшая школы расположены в одном здании.

Дети новых репатриантов (олим хадашим) по приезде в страну сразу же идут в школу и попадают в классы вместе с коренными израильтянами. У них есть в расписании дополнительные часы для изучения языка. Местные смотрят на новичков как на "дикарей", так как не могут с ними нормально общаться. Но, как правило, олим хадашим быстро "схватывают" иврит, и таким образом, вливаются в общий коллектив. Вот как это было со мной.

Я приехал в Израиль десятилетним мальчиком и сразу угодил в начальную школу и, как все, был определён в один класс с коренными израильтянами. При этом я не знал ни слова на иврите, и общались мы между собой, как говорится, на "пальцах".

Я присутствовал на всех предметах. Естественно, что вокруг все,

включая преподавательницу (мора), говорили на иврите. И ещё более естественно то, что я ничего не понимал из того, что объясняла мора.

Все дети что-то писали, читали, отвечали преподавателю, а я сидел и только хлопал глазами и ушами, пытаясь уловить знакомые слова из тех, которые уже успел выучить.

Я помню, как однажды, сидя на уроке литературы, я вдруг услышал знакомую фамилию — Пушкин (очевидно, преподаватель объяснял классу про великого поэта). И вдруг учитель обратился ко мне и спросил, знаю ли я Пушкина. Я очень растерялся и покраснел. Но всё же смог на своём ломаном иврите, ответить ему, сказав, что я не только слышал о поэте, но и даже знаю несколько его стихов наизусть. Если честно, то я сам себе удивился потому, что в принципе это был первый раз, когда я смог сказать целую грамотно построенную фразу на иврите.

Благодаря тому, что я знал английский язык, я начал общаться с местными ребятами ещё до того, как выучил иврит. Иногда я даже выступал в роли переводчика, таким образом помогая олим хадашим, которые не знали английского.

В начальной школе у меня в классе (кита) было примерно 25-30 учеников. Вместе со мной учились и мальчики, и девочки, это была светская школа; в религиозных обучение раздельное. У нас был классная руководительница (механехет), которая вела все основные предметы: математику, иврит, литературу (сифрут) и т.д. Английского языка было не меньше, чем, например, математики. Так не только в нашей школе, а по всей стране. Английский язык в израильских школах начинают изучать со второго класса. Мы не сидели на уроках за партами, уткнувшись в учебники, а всё происходило как на игровой площадке. Причем это касалось не только английского, но и других предметов. Наши учителя придумывали нам всевозможные игры, викторины, и таким образом, пробуждали интерес к предмету. И вообще, в начальной школе учеников стараются не нагружать, почти не задают заданий на дом, и всячески поощряют.

По окончании шестого класса у нас был выпускной вечер. Это символизировало переход в следующую возрастную группу.

Итак, мы стали учениками хативат-hабейнаим. Как я уже упомянул, средняя и высшая школы находятся в одном здании, и таким образом, мы имели возможность общаться со старшеклассниками. А это всегда интересно.

Я познакомился и подружился с парнем из тихона, учившимся на два класса старше меня. Он как бы взял надо мной шефство, давал свои конспекты, пособия и даже шпаргалки Чего скрывать — дело далёкого прошлого….

Учась в средних классах, мы стали серьёзнее относиться к занятиям, а педагоги более требовательны к нам.

Во всех израильских школах в течение учебного года учащиеся несколько раз ездят на многодневные экскурсии (тиулим) в разные концы нашей "необъятной" родины. Эти незабываемые дни надолго остаются в памяти. Мы всегда очень тщательно готовились к походам, таща с собой массу нужных и ненужных вещей. В походах нас всегда сопровождала вооружённая охрана. Такие поездки очень сближали ребят, и, возвращаясь, мы сразу же думали о следующем тиуле.

После девятого класса (окончание хативат hабейнаим) каждый ученик выбирает определённое направление (мегама) для углублённого изучения.. Эти предметы входят в расписание помимо обязательных, которые изучают все: математику, Танах, историю, грамматику и т.д. В моей школе нам было предложено несколько мегамот: электроника и компьютеры, литература, социология и психология, механика, архитектура и другие.

Я решил изучать электронику и компьютеры, и это пригодилось мне потом во время армейской службы.

В тихоне мы занимались с полной отдачей, готовясь к выпускным экзаменам (бхинот hабагрут). Бхинот hабагрут мы начали сдавать уже в конце десятого класса. И в течение одиннадцатого и двенадцатого классов мне предстояло сдать ещё 15 экзаменов.

В выпускном классе занятия прекращаются в апреле. И два месяца ученики готовятся к завершающим бхинот hабагрут.

По окончании экзаменов у нас был выпускной вечер. Он проходил в два дня и состоял из двух частей. Вначале мы показали театрализованное представление для учащихся всех младших классов, а на следующий день пришли наши родители. Была официальная часть, затем представление, а потом мы все (конечно, уже без родителей) поехали на огромную дискотеку, устроенную в нашу честь.

Многие ребята назавтра после выпускного вечера уходят в армию. Как говорится, с корабля на бал. В моём личном случае, впрочем, наоборот: с бала на корабль…