Дочь за отца

17.02.2014

После смерти в октябре минувшего года раввина Овадии Йосефа, духовного лидера израильских сефардов, высказывалось множество предположений о том, кто из его наследников займет место покойного в публичной сфере. Никому, однако, и в голову не приходило, что его преемником станет женщина и что свою политическую карьеру она начнет с борьбы за высший государственный пост. 


Около месяца назад старшая дочь раввина Овадии Йосефа, 69-летняя жительница Тель-Авива и мать троих детей Адина Бар-Шалом, заявила о намерении выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Израиля.

Президента Израиля выбирают простым большинством голосов депутаты Кнессета. Следующие выборы намечены на июнь 2014 года; 27 июля каденция нынешнего президента Шимона Переса завершится, после чего вступит в должность его преемник. В случае своего избрания Бар-Шалом станет не только первой женщиной на посту главы еврейского государства, но и первым представителем ортодоксальной общины.

Поддержка партией ШАС кандидатуры женщины на пост президента, однако, ничем не гарантирована, и, по мнению многих, идет вразрез с религиозной традицией. Неслучайно среди депутатов Кнессета от ШАС нет женщин.

10 февраля в интервью американскому изданию Forward Адина Бар-Шалом заявила, что будет участвовать в президентской гонке и «поддерживает постоянные контакты с инициативной группой, лоббирующей ее выдвижение». По словам Бар-Шалом, ее сторонники считают, что на посту президента она могла бы выступать в качестве посредника между религиозным населением и государственной властью.

Кроме Бар-Шалом о своих претензиях на президентское кресло заявили еще двое претендентов, не имеющих прямого отношения к политической сфере: известный ученый-химик, лауреат Нобелевской премии Дан Шехтман и судья Верховного суда в отставке Далия Дорнер. В числе других кандидатов — бывшие председатели Кнессета Реувен Ривлин и Далия Ицик, министр по делам развития Негева и Галилеи Сильван Шалом, депутаты Кнессета Биньямин Бен-Элиэзер и Давид Леви, председатель «Сохнута» Натан Щаранский.

В Израиле популярна идея о том, что пост президента должен занимать человек, далекий от политики (подобные прецеденты бывали неоднократно). Опрос, проведенный в начале февраля Израильским институтом демократии среди еврейского населения страны, показал, что 40 процентов респондентов предпочли бы видеть во главе государства представителя мира науки, тогда как 30 процентов поддержали бы кандидатуру опытного политика.

Пост президента Израиля носит в основном церемониальный характер и не дает его обладателю значительных властных полномочий. Однако, именно в силу такого своего положения, президент может при желании оказывать заметное влияние на политическую сферу, что мы видим сегодня на примере Шимона Переса.

Адине Бар-Шалом, разумеется, не хватает политического опыта Переса, но она, возможно, смогла бы сыграть позитивную роль в решении двух актуальных социально-политических проблем — продвижения мирного процесса и интеграции харедим в армию и в израильское общество в целом, считает обозреватель Forward Натан Джеффай.

Если израильское правительство пойдет на заключение мирного договора с палестинцами (что подразумевает значительные территориальные уступки), оно столкнется с резкой оппозицией в лице жителей еврейских поселений и их сторонников в национально-религиозном лагере. При этом известно, что Овадия Йосеф всегда занимал умеренную позицию в территориальном вопросе и не имел принципиальных возражений против уступок земель. Бар-Шалом известна своей миролюбивой позицией по данному вопросу и, возможно, смогла бы смягчить позицию противников территориального размежевания. «Запрещается придавать земле большую святость, чем человеческим жизням», — недавно повторила она слова своего отца.

Овадия Йосеф, однако, всегда подчеркивал, что территориальные уступки возможны лишь при получении еврейским государством гарантий безопасности. Бар-Шалом заявляет, что, вопреки точке зрения израильских правых сил, Махмуд Аббас является легитимным партнером, с которым можно вести переговоры и благодаря усилиям которого положен конец массовому терроризму среди палестинцев.

Адина Бар-Шалом не видит никакого противоречия между своими умеренно левыми взглядами и позицией ее отца, которого неоднократно обвиняли в нетерпимости по отношению к арабам, нелегальным мигрантам из Африки и другим группам проживающего в Израиле нееврейского населения. «Когда он называл палестинцев змеями, он вовсе не имел в виду, что змеями являются все палестинцы. Под змеями он подразумевал лишь смертников-самоубийц, совершающих теракты», — объясняет она.

Еще одной проблемой, угрожающей израильскому обществу расколом, является вопрос о призыве в ряды ЦАХАЛа представителей ортодоксальных общин. Религиозный истеблишмент, включая руководство созданной по инициативе рава Овадии Йосефа партии ШАС, выступает категорически против проекта всеобщего призыва ортодоксальной молодежи на военную службу. Возможно, Бар-Шалом сможет выступить медиатором разрешения и этого конфликта. Аргументы в пользу этого можно найти в ее биографии.

Вступив в 17 лет в брак, Адина некоторое время работала швеей. При этом, несмотря на недовольство отца и мужа, судьи раввинского суда, она мечтала получить высшее образование и сделать карьеру. В 2000 году она открыла первый в Израиле колледж для религиозных женщин, где они могли получить востребованную профессию. Эта инициатива носила абсолютно революционный характер, поскольку сообщество харедим традиционно выступает против получения современного светского образования. Однако, поскольку обучение в колледже проходит под надзором раввинов и в нем осуществляется строгое разделение по половому признаку, раввин Овадия Йосеф эту идею поддержал. Вскоре в стране возникло еще несколько аналогичных учебных заведений.

Бар-Шалом приводит свой колледж в качестве доказательства отстаиваемого ею принципа: если светское образование подчиняется требованиям Галахи, оно вполне допустимо и не является компромиссом с традиционными устоями жизни харедим. За годы работы колледжа лишь одна его выпускница начала вести светский образ жизни, заявляет кандидат в президенты. Аналогичный рецепт, по ее мнению, можно использовать и в вопросе призыва религиозных евреев на военную службу. «Если человек крепок в своей вере, он не откажется от нее во время службы в армии», — утверждает Бар-Шалом. В качестве примеров она приводит своих сына и брата, в настоящее время главного раввина Холона.

По общему мнению, Адине Бар-Шалом удалось преодолеть «стеклянный потолок», установленный для религиозных женщин. «У меня нет сомнений в том, что религиозные женщины могут и должны становиться лидерами, — заявляет она. — И я утверждаю это вовсе не потому, что являюсь феминисткой. Просто в обществе, где мужчины отказываются от лидерских позиций, эту роль поневоле приходится принимать на себя женщинам».


Татьяна Володина