До полного размежевания

30.07.2015

В Иудее и Самарии последние дни идут столкновения между поселенцами и израильской полицией. Поселенцы требуют разрешить им строительство на переданных под контроль Палестинской автономии территориях. Полиция же пытается воспрепятствовать и заставить поселенцев соблюдать «план одностороннего размежевания», которому в эти дни как раз исполняется десять лет. При этом значительная часть «жертв» того размежевания, в том числе и переселенцы из Гуш-Катифа, продолжают жить в караванах и вагончиках.

«Я, возможно, единственный мэр на планете, чей успех определяется тем, насколько быстро он сможет выселить всех жителей и разрушить их дома, – сетует Авиэль Элиаз, глава муниципалитета Ницана-Бет, поселка между Ашкелоном и Ашдодом, куда были временно поселены эвакуированные жители Гуш-Катифа. – Я радуюсь всякий раз, когда та или иная семья покидает свое временное пристанище в Ницане и обретает постоянный дом в другом месте».

В хаосе, последовавшем за размежеванием и эвакуацией жителей Гуш-Катифа, власти пытались найти для них постоянное жилье. Жителям некоторых поселений Гуш-Катифа, таких как Неве-Декалим, повезло чуть больше: почти все из них через несколько лет после эвакуации обрели постоянное жилье. Остальных же власти поселили в вагончиках, которые их обитатели с горькой иронией называют «каравилла» (от слов «караван» и «вилла»). В зависимости от их материального положения обитатели каравилл либо полностью освобождаются от арендной платы за свои жилища, либо вносят ее только в частичном размере. Предполагалось, что в каравиллах выселенные семьи проживут два года после эвакуации, после чего построят собственные дома на земле, приобретенной по льготным ценам у государства.

Однако, по данным организации «Тнуфа», занимающейся расселением эвакуированных, всего Гуш-Катиф покинули 1800 семей, и сегодня 350 из них всё еще обитают во временном жилье. Причем большая их часть сосредоточена как раз в Ницане. Из этих 350 семей около 150 ведут сейчас строительство и в течение года-полутра должны покинуть Ницан. Еще сотня семей продолжает пока искать землю для строительства. И еще около сотни семей рассчитывают получить государственные квартиры. Ницан-Бет планируется через некоторое время снести и открыть на его месте индустриальный парк.

В том, что многие семьи из Гуш-Катифа до сих пор живут в каравиллах, как беженцы, виноваты отнюдь не только бюрократические структуры. Вскоре после эвакуации каждая семья получила компенсацию в размере от 100 тыс. до 2 млн шекелей (от 25 тыс. до полумиллиона долларов). Сумма компенсации определялась площадью покинутого дома, размером семьи и сроком ее проживания в Гуш-Катифе. Те, кто не имел собственного жилься в Гуш-Катифе и арендовал дом, получили самые маленькие компенсационные выплаты.

«Большинство эвакуированных всю жизнь довольствовались доходом в 4–5 тыс. шекелей в месяц, а тут вдруг получили миллионы. Это всё равно что дать маленькому ребенку конфету и сказать: “Дорогой, не ешь ее сейчас, оставь на завтра”. Им выдали компенсации, но истратить их на жилье сразу же было невозможно, потому что землю под строительство еще выделили, долго выдавались и разрешения на строительство», – отмечает Авиэль Элиаз. Поскольку правительство затянуло процесс распределения земель, у некоторых семей просто кончились деньги. «Дав людям деньги в зубы, не предоставив земли под строительство, власти совершили преступление», – убежден Элиаз.

Официальный представитель организации «Тнуфа» признал, что процесс выделения земли под строительство весьма сложен в юридическом плане и потому затянулся на такой долгий срок. Требуется согласование нескольких министерств, на выделяемых участках не должно находиться никаких культурно-исторических памятников и ценных объектов природы. При этом чиновник признал, что невзгоды эвакуированных в значительной степени объясняются излишней забюрократизированностью государственных ведомств: «Правительство приняло специальный закон об эвакуации, но не имело никакого плана по адаптации эвакуированных к новой жизни. Все решения принимались, исходя из политической целесообразности. О том, что будет с людьми, никто не думал».

В итоге переселенцы страдали из-за пережитой психологической травмы, безработицы, невозможности приспособиться к новым условиям, а их компенсации постепенно таяли. «Некоторые использовали полученные средства просто на текущие расходы, – отмечает Элиаз. – Другие вложились в рискованные бизнес-проекты, которые в результате лопнули. Правительство само внесло лепту в этот печальный процесс, агитируя переселенцев открывать на компенсационные деньги новое дело. Неудивительно, что если кто-то работал в Гуш-Катифе водителем, а после переселения открыл обувной магазин, то он вскоре прогорел, не имея в этом бизнесе никакого опыта».

«Обращайтесь в министерство строительства»

Между тем, в 15 минутах езды от Ницана строится новый поселок Беэр-Ганим, где намерены поселиться многие из эвакуированных. В поселке планируется возведение индивидуальных коттеджей для 1200 семей, пока завершено строительство 170 из них. «Я чувствую себя так, будто стала пионером-первопроходцем, – говорит мать четверых детей Двора Исраэль, прожившая почти целое десятилетие в Ницане и недавно переехавшая в Беэр-Ганим. – Год назад в Ницане мы подверглись бомбардировкам, бомбоубежищ там не было, и когда раздавался сигнал тревоги, мы бежали прятаться в канализационных трубах, подобно крысам». Однако, переехав в новый благоустроенный дом, семья Исраэль вздохнула с облегчением. «Чего скрывать, в каравилле мы, конечно, намучились, – рассказывает Двора. – Мы слышали каждый чих в соседнем вагончике. Нам уже хотелось нормальной жизни в собственном доме».

Семья Исраэль не имела собственного жилья в Гуш-Катифе, поэтому они получили минимальную компенсацию в размере 100 тыс. шекелей. Как и все эвакуированные, они получили скидку на приобретение земельного участка, но ничего сверх того. Потребовалось почти восемь лет, чтобы получить разрешение на строительство. Но в этом году семья впервые отметит годовщину размежевания в собственном полноценном доме.

Однако, есть и обратные примеры. Сорокапятилетняя Веред Тартикс прожила в поселении Пеат-Саде в Гуш-Катифе 14 лет. Работала воспитателем в детском саду, затем секретарем в муниципалитете. Ее семья владела девятью дунамами земли (почти гектаром), на которых выращивала огурцы, перец и другие овощи. О тех временах у нее остались исключительно теплые воспоминания: «Жители поселения заботились друг о друге. Мы были как будто одной большой семьей». После эвакуации из Гуш-Катифа и получения каравиллы в Ницане муж Веред на протяжении двух лет безуспешно пытался найти работу. Семья постепенно проедала выделенное им компенсацию в размере 2 млн шекелей. Затем супруги решили открыть в соседнем поселке Яд-Биньямин магазин велосипедов и электротоваров. Большая часть средств от компенсации пошла на этот бизнес.

Поначалу дело шло неплохо, но некоторое время спустя в Яд-Биньямине открылся новый современный торговый центр. Супруги Тартикс не смогли перевести туда свой магазин, поскольку хозяин торговой площади не хотел, чтобы в помещении находились велосипеды. Магазин велосипедов остался в старом торговом центре, который быстро перестал пользоваться популярностью у местных жителей. В итоге магазин велосипедов обанкротился. «Наши долги росли в геометрической прогрессии, – рассказывает Веред. – Банк заморозил наши счета и взял в счет оплаты долга наши личные автомобили. Сегодня наш долг составляет уже 600 тыс. шекелей, а мой муж, работая садовником, получает всего 6 тысяч в месяц. Денег не хватает даже на еду».

Организация «Тнуфа» подконтрольна министерству сельского хозяйства, которое сейчас в настоящий момент возглавляет представитель партии «Еврейский дом» Ури Ариэль. При этом власти, похоже, считают, что задача переселения выполнена, и постепенно умывают руки. Планируется, что уже в этом году «Тнуфа» будет упразднена. «То, что мы к текущему моменту были в состоянии сделать, мы сделали», – говорит ее представитель. После ее закрытия каждый выселенный из Гуш-Катифа должен будет по всем жилищным вопросам в индивидуальном порядке обращаться в министерство строительства.

Сейчас «Тнуфа» открыла очередную, судя по всему, последнюю программу помощи эвакуированным, получившую название «Мишпахтит». Суть ее в следующем: семьям, у которых уже есть участки земли под строительство, но нет для него средств, государство предоставит целевые ссуды. Ожидается, что впоследствии, когда материальное положение этих семей улучшится, они смогут расплатиться с государством. «Десять лет назад каждой выселяемой семье обещали, что не позднее чем через два года она обзаведется собственным комфортабельным жильем, – сетует Элиаз. – Что мы имеем сегодня? Многие семьи по-прежнему находятся в подвешенном состоянии».

Татьяна Володина

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...