Последний теракт в Тель-Авиве

04.01.2016

За последние три месяца в Израиле произошло более сотни терактов. Однако расстрел посетителей кафе в Тель-Авиве в пятницу, 1 января, в результате которого двое были убиты, а семеро получили ранения, в корне отличался от всех других. Этот акт террора был тщательно спланирован. И направлен он был на разрушение Израиля как такового. Ни война западных стран в Сирии, ни «израильская оккупация» здесь ни при чем.

Убийца заранее выбрал место – одну из центральных и самых оживленных улиц Тель-Авива, продумал пути отхода. Он действовал профессионально, расчетливо и хладнокровно, не скрывал своего лица, но и не собирался погибать. По рассказам очевидцев, на нем были даже очки с встроенной видеокамерой, записывающей происходящую бойню.

Днем первого января камеры видеонаблюдения в продуктовом магазине на улице Дизенгоф зафиксировали террориста, когда тот делал небольшую покупку. Затем, достав из ранца пистолет-пулемет, убийца вышел на улицу, пробил одиночными выстрелами стекло в кафе и уже очередями расстрелял сидящих там людей. Убив двоих и ранив еще семерых, он скрылся с места преступления, выбросив по дороге сотовый телефон.

Все эти действия вовсе не были похожи на обычный спонтанный всплеск злобной, но тупой, звериной ярости или отчаяния, граничащего с безумием. В поведении террориста отнюдь не ощущалось фатальной обреченности смертника, рвущегося в райские кущи навстречу гуриям. Наоборот, четко просчитанная акция была сориентирована на максимальный общественный резонанс, широкое освещение в СМИ и социальных сетях с минимальным риском для исполнителя.

Это был теракт, проведенный в стиле парижских атак и бойни в Сан-Бернардино, устроенных гражданами Европы или США – приверженцами «Исламского государства» (организации, запрещенной в России). Да и сам террорист по своему происхождению и социальному статусу вполне напоминает тех, кто совершил похожие акции во Франции и Калифорнии. Мусульманин Нашат Мильхем, 29-летний уроженец арабского города Арара, престижного пригорода более крупного центра Умм-эль-Фахм возле Хайфы. Он не просто обладает израильским гражданством, он принадлежит к той части арабского населения страны, которая глубоко интегрирована в израильское общество. Его отец более тридцати лет состоит в добровольной службе помощников полиции. Собственно, он и сообщил службам безопасности имя террориста, чье лицо было зафиксировано камерой, опознав в нем своего сына.

Последнее время Мильхем работал в респектабельном северном тель-авивском районе Рамат-Авив, в продуктовом магазине, принадлежащем к той же сети, что и магазин на улице Дизенгоф, откуда он начал свой теракт. По словам владельца магазина, Мильхем жил поблизости и был хорошо знаком с окрестностями. Подобно европейским и американским адептам ИГИЛ, стремящимся с помощью терактов дезорганизовать всё внутри собственных стран ради установления там исламской власти, Мильхем устроил акцию именно в Тель-Авиве. Он действовал отнюдь не против израильского присутствия в Иудее и Самарии, но против Израиля как такового. Ни война западных стран в Сирии, ни «израильская оккупация» здесь ни при чем. Речь идет о желании разрушить существующее государство, дестабилизировать ситуацию в Израиле, в Европе или в США на пути создания исламского халифата.

Вскоре после бойни на улице Дизенгоф полицейские обнаружили в самой северной части города, неподалеку от берега моря, еще одного застреленного человека. Им оказался таксист, представитель бедуинского клана из города Лод, расположенного к югу-востоку от Тель-Авива. Значительная часть арабских кланов Лода крайне криминализирована, поэтому убийство могло быть и результатом мафиозной разборки, однако согласно версии полиции, просочившейся в СМИ, оно также имело отношение к теракту.

Убийство таксиста-бедуина, если его действительно совершил Мильхем, является еще более ясным подтверждением того, что этот теракт был направлен не только и не столько против евреев, сколько против самого государства в его нынешней форме. Иными словами, Мильхему, пытающемуся разрушить Израиль, было совершенно не важно, кто оказался на его пути установления власти «Исламского государства» – еврей или араб.

Скорее всего, Мильхем не сумел бы организовать свое нападение и отход в одиночку. ХАМАС в Газе, конечно, приветствовал теракт, однако вряд ли акция в Тель-Авиве была связана с этой группировкой. Похоже, что, как до того в Париже и Сан-Бернардино, атака была организована одной из «франшиз» «Исламского государства», на этот раз из среды израильских арабов. И вполне возможно, она являлась лишь репетицией перед более серьезным терактом.

Кажущийся успех «Исламского государства» в войне против американской и российской авиации, против армии Ирана, против того, что осталось от военных формирований, подчиняющихся правительствам Дамаска и Багдада, против иракских шиитских милиций и «Хизбаллы» связан с тем, что фактически ни одна из вышеперечисленных сил не ведет полномасштабной войны на уничтожение инфраструктуры ИГИЛ, но лишь преследует свои и совершенно другие цели. Но именно этот мнимый успех воодушевляет широкие круги в среде арабской молодежи, привлекая к «победоносной франшизе» всё больше сторонников.

Следует признать, что израильские службы безопасности в противостоянии этому новому фактору угрозы, набирающему в последнее время все большую силу, показали ту же нелепую беспомощность, какую до этого продемонстрировали и их французские и американские коллеги. Террорист был хорошо известен службам безопасности. Еще в 2007 году неподалеку от своего города он напал с отверткой на солдата, пытаясь отобрать у того оружие. По сути, это был теракт, но суд интерпретировал его как хулиганство, приговорив Мильхема всего лишь к пяти годам лишения свободы, из которых он отсидел только четыре, выйдя из тюрьмы досрочно. Не в последнюю очередь это произошло и благодаря усилиям родственника, ставшего его адвокатом и сумевшего убедить суд в том, что Мильхем психически неуравновешен.

Заявления о психическом расстройстве Мильхема звучат и сейчас. Возможно, из-за того, что это политически выгодно леворадикальным кругам, убеждающим израильтян в том, что все проблемы связаны лишь с «оккупацией», а то, что не укладывается в эту схему (как, например, расстрел израильским арабом бара в Тель-Авиве), списывающим на психические расстройства. Так или иначе, но эти заявления были опровергнуты как бывшими коллегами террориста по работе, рассказавшими о его энергичном и целенаправленном характере, так и бывшим тюремным охранником, описавшим Мильхема как человека, «наполненного ненавистью», и удивившимся тому, что его вообще решились освободить.

Не менее вопиющей оказалась и ситуация с оружием, которым вооружен по-прежнему не пойманный террорист. Редкая в Израиле модель пистолета-пулемета «Фалькон», которых во всей стране насчитывается не более десятка, принадлежала отцу террориста. Оружие было конфисковано после того, как один из членов семьи угрожал им человеку, пожаловавшемуся на это в полицию, но недавно опять возвращено семье. Прояви полиция и Общая служба безопасности (ШАБАК) хоть немного больше ответственности и меньше халатности, возможно, трагедии в Тель-Авиве можно было бы избежать.


Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...