Иерусалим другой валюты

17.05.2016

Два молодых израильских экономиста создали в Иерусалиме параллельную шекелю виртуальную валюту – иерусалимскую лиру. Лирами можно заплатить за часть пока лишь определенных товаров и услуг, список которых постоянно расширяется. По замыслу, это поможет покупателям экономить реальные деньги, а продавцам – рекламировать свой бизнес и увеличивать обороты.

Томер Бариах и Авихай Розенберг, создатели муниципальной онлайн-валюты под названием «иерусалимская лира», не хотят, чтобы их считали наивными энтузиастами, а к их детищу относились как к очередному локальному проекту, созданному ради эксперимента. Они уверены, что у лиры огромный экономический и социальный потенциал.

«Каждому жителю Иерусалима должно быть понятно, в чем практическая польза новой лиры: чем больше этой валюты будет у вас на счете, тем больше товаров и услуг вы сможете приобрести, заплатив при этом меньше. Из выгоды отдельного человека рождается коллективная выгода», – уверяет Розенберг. Несмотря на всю свою амбициозность, эта виртуальная валюта ни в коем случае не собирается вытеснить шекель и существует параллельно, позволяя покупателям снизить расходы в национальной валюте, а продавцам увеличить оборот и доходы.

Иерусалимская лира появилась в середине марта 2016 года после двух лет тщательной подготовки. Ею можно свободно рассчитываться на платформе group.market/jlmlira и в группах купли-продажи в Facebook. Как именно? Очень просто. Допустим, вы самый обычный человек с невысокими доходами, который покупает продукты по скидкам в сети супермаркетов и заказывает товары в китайском онлайн-магазине AliExpress. Зачем вам эта система? «При регистрации на счет пользователя сразу же поступает 100 лир. С этим балансом можно пойти в бар и заплатить за два пива не 30 шекелей, а 15 шекелей (почти 3,75 долларов) и 15 лир. Бар – это местный бизнес, разливное пиво на китайском сайте не купишь, – объясняет Розенберг. – И вот, ты потратил меньше реальных денег, поддержал местного предпринимателя и хочешь получить еще лиры, чтобы сэкономить на следующей покупке. Где их взять? Например, можно продать ненужную мебель, провести урок йоги и математики, проконсультировать кого-то в юридических вопросах или починить компьютер. Бесплатно размещаете на сайте предложение и устанавливаете, сколько будет оплачено в шекелях, а сколько в лирах. Обычно часть, которую нужно оплатить в лирах, варьируется от 30% до 50%, то есть с “шекельной” точки зрения вы платите на порядок меньше».

Против течения

Бариаху и Розенбергу по 28 лет, они оба отучились на экономистов в Еврейском университете в Иерусалиме, который готовит будущих сотрудников израильского министерства финансов и Банка Израиля. Но вместо того чтобы устроиться в государственные структуры или крупные корпорации, парни решили плыть против течения. Еще в студенческие годы они поняли, что действующая экономическая система слишком громоздка и не способна в полной мере обеспечить потребности людей.

«Глобализация экономики и усиление экономической конкуренции приводит к снижению цен. Это и является показателем экономической эффективности, но в то же время страдает межличностная торговля, – говорит Бариах. – Спад традиционной торговли в реальном пространстве ведет к социальному отчуждению, и ее колоссальный экономический потенциал попросту не реализуется. Но можно наладить отношения, которые помогут нам взаимодействовать куда более эффективно».

Создатели иерусалимской лиры ставят перед собой две цели. Первая – обеспечить каждому жителю доступ к общей системе, создать площадку, где иерусалимские предприниматели, специалисты и в целом все, кому есть что предложить, могли бы рекламировать свои товары и услуги. Более тесные связи между продавцом и потребителем помогут активизировать торговлю в каждом из районов города, и экономическая эффективность ресурсов вырастет. Вторая цель – запустить альтернативную локальную валюту, которая повысит покупательную способность местных жителей.

«Лира предназначена для использования исключительно в торговле. На нее невозможно купить дом или акции, ее нельзя положить в банк или выдать в качестве кредита. Эти деньги не могут делать деньги, – утверждает Розенберг. – Те же 100 лир можно использовать исключительно для покупки чего-либо в своем районе».

Экономика Иерусалима, самого бедного города Израиля по ряду показателей, страдает оттого, что обеспеченные жители выезжают, общий уровень платежеспособности снижается, и многим иерусалимским частным предпринимателям приходится в буквальном смысле выживать. Да, есть государственное и муниципальное регулирование, но искусственное влияние не так эффективно, как естественные рычаги. И тут снова-таки может помочь лира. «Наша цель заключалась в том, чтобы найти экономическое решение, которое основывалось бы не на благотворительности, а на взаимопомощи», – говорит Розенберг.

Районная валюта

«Идея лиры возникла летом 2011 года, когда по стране прокатилась волна уличных демонстраций протеста в ответ на повышение цен на жилье. Но мы хотели, чтобы эта валюта воспринималась не как акт протеста, а как попытка что-то изменить своими силами, ничего не требуя у властей», – говорит Бариах.

Впрочем, концепция местной валюты не нова – в прошлом году в городе Итака, штат Нью-Йорк, появились итакакэш («итакские наличные»), что-то похожее есть и в Калифорнии. Социальные онлайн-деньги набирают популярность даже в Европе, несмотря на экономический кризис. Самый известный проект этого типа – система социальных цифровых муниципальных валют D-CENT, созданная для оживления экономических связей на уровне районов города. В 2015 году систему даже профинансировала Еврокомиссия, выдав на ее развитие целых 1,9 миллиона евро.

Для Бариаха и Розенберга иерусалимская лира – не просто социальный проект, а самый настоящий бизнес, созданный в партнерстве с сервисом интернет-площадок Group Market, где одни частные лица продают товары и услуги другим. Group Market уже перечислил Бариаху и Розенбергу определенную сумму за создание платформы (которая, кстати, стала для сервиса флагманской) и продолжает выплачивать им зарплату за ведение проекта. Вдобавок к этому они получают процент от каждой транзакции. «Когда бизнес-идея объединяется с социальной повесткой, от этого выигрывают все: и изобретатели концепции, и потребители, и предприниматели», – добавляет Розенберг.

Но заработать сейчас могут не только сами авторы идеи или продавцы. Раньше администраторы Facebook-групп занимались своими сообществами «купи-продай» на безвозмездной основе, а сейчас благодаря лире могут заработать 1–8% от каждой сделки. Они также могут привлекать предпринимателей и муниципальные организации к использованию новой валюты – чем больше продавцов, тем больше потенциальных сделок. Сейчас самый дорогой из товаров на торговой площадке иерусалимской лиры, автомобиль Peugeot, выставлен за 60 тыс. шекелей, есть еще ноутбук MacBook Pro (не новый, но в хорошем состоянии) за 7 тыс., половина из которых будет оплачена в шекелях, а половина – в лирах, и стиральная машина за 750 шекелей (или 750 лир).

На 16 мая на площадке Jlmlira было уже 963 участника. «В идеале к октябрю нам хотелось бы привлечь к движению несколько сотен иерусалимских бизнесменов и 60–80 тыс. пользователей, – говорит Бариах. – Похоже, будет непросто, но мы останемся довольны, если получится реализовать нашу цель хотя бы наполовину».