В чёрной шкуре

01.03.2019

Впервые за последние 40 лет «Оскар» получил израильский режиссер Гай Наттив за короткометражку «Кожа». Сняв драму о неонацисте, которого убил собственный сын, он намерен взяться за фильм о своей бабушке, пережившей Холокост, но сбежавшей из Израиля.

На прошедшей в минувшее воскресенье в Лос-Анджелесе церемонии «Оскар» в номинации «Лучший короткометражный фильм» победила картина «Кожа». Снял ее израильтянин Гай Наттив вместе со своей женой, актрисой Джейми Рей Ньюман, ради которой он пять лет назад и переехал из Израиля в США. «О Г-споди, ведь я только пять лет назад приехал из Израиля. Лайла тов, Исраэль! Доброй ночи!» – воскликнул режиссер, получив на сцене заветную статуэтку.

Критики уже отмечали 20-минутный фильм «Кожа» на кинофестивалях в Берлине и Торонто. Но завоевать «Оскар» – конечно, совсем другое дело. Это, между прочим, первый «Оскар» Израиля за более чем 40 лет. В 1978 году израильский режиссер Моше Мизрахи с картиной «Вся жизнь у него впереди» победил в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Но Мизрахи представлял при этом не Израиль, а Францию. Наттив тоже поспешил подчеркнуть, что фильм – только «наполовину израильский»: «Мы обязательно привезем приз в Израиль для всех, потому что этот фильм –наполовину израильский». На другую половину фильм, конечно, американский – это первая работа Гая Наттива на английском языке, с американской командой и актерами.

«Американская система создания фильмов, конечно же, сильно отличается от европейской или израильской, – рассказал Наттив. – Но я давно хотел сделать то, чего еще никогда не делал. И какое счастье, что у меня собралась удивительная команда, которая мне в этом помогла». Говоря про команду, режиссер имеет в виду, прежде всего, свою жену Джейми Рей Ньюман, которая выступила продюсером фильма и на церемонии вручения «Оскаров» посвятила победу их пятимесячному сыну. «Ты сидишь сейчас дома с бабушкой и дедушкой, но уже смотришь это. Мы надеемся, что ты вырастешь в мире, где вещи, о которых мы рассказали в фильме, будут невозможны, потому что люди научатся понимать и принимать друг друга».

«На историю о молодом отце-неонацисте я наткнулся как-то в The New York Times, – поделился Наттив. – Он учил своего сына стрелять в мексиканцев на границе, потому что у него с приятелями было что-то вроде подпольной полиции, и он рассчитывал увидеть в будущем сына в ее рядах. Так вот однажды этот парень возвращался пьяным домой из бара, и его сын подумал, что он злоумышленник, взял пистолет и убил отца. Этот парень научил своего сына ненавидеть, и сам же от этого пострадал. Конечно, то, как замкнулась история, не могло не впечатлить. И я стал думать, как сделать из этого фильм».

Помог режиссеру в итоге израильский сценарист Шэрон Маймон. История в конечном счете выглядит так: молодой неонацист любит своего сына, проводит с ним много времени, но одновременно и взращивает в нем ненависть к людям с другим цветом кожи. Остается сцена со стрельбой по мишеням – воображаемым мексиканцам, появляется сцена в магазине, где неожиданно на кассе один афроамериканец по-доброму улыбается сынишке неонациста.

– Ты чего скалишься? В чем твоя проблема, мужик? – тут же взрывается парень.
– Ты моя проблема. Что с тобой вообще происходит?! – недоуменно отвечает темнокожий, за что тут же на выходе из магазина оказывается жестоко избит.

Проходит время, и в один из дней путь машине неонациста перегораживает грузовик. Белый парень выходит из машины, на него набрасываются несколько афроамериканцев, затаскивают в грузовик и увозят в неизвестном направлении. Во временном плену все, что с ним делают – это покрывают все его тело черными татуировками – так, что в конечном счете от «белого» парня не остается и следа. Неонациста возвращают в город, он приходит ночью домой, и там его не узнают ни жена, ни сын. Жена грозится вызвать полицию, а сынишка заученным движением берет пистолет и убивает своего отца выстрелом в спину.

«Наша цель была запечатлеть последствия того, что мы вкладываем в головы и уши наших детей, – объяснил Наттив. – В Книге пророка Иеремии есть такая мысль: “Отцы ели кислый виноград, и у детей их испортились зубы”. Короче говоря, я просто хотел сказать миру, что не стоит учить своих детей тому, что в итоге укусит вас самих за задницу». Режиссер также добавил, что его бабушка и дедушка пережили Холокост, но что то фанатичное изуверство, которое им пришлось пережить тогда, можно заметить и сегодня повсюду – и в Америке, и в Европе. «Вот почему я еще раз повторяю, что “Кожа” – фильм о воспитании, о том, как лучше учить своих детей».

Сценарий для фильма «Кожа» был написан за выходные. Съемки проходили в двух часах езды от Лос-Анджелеса. Консультировал съемочную команду Дэрил Ламонт Дженкинс – известный в США активист антифашистского движения. «Он еще раз уверил нас в мысли, что главная цель фильма – показать возмездие, наказание, – говорит Наттив. – Во многих американских фильмах мы видим, как афроамериканцев избивают или обстреливают. Но почти нигде мы не видим возмездия».

Идею фильма оценили многие израильские политики. Так, министр культуры Мири Регев назвала «Кожу» «важной кинематографической главой в бескомпромиссной борьбе против тех, кто выбирает расизм в качестве образа жизни». Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман, конечно же, счел, что «фильм дает евреям во всем мире пищу для размышлений над тем, что только Израиль является их настоящим домом».

Тем временем режиссер Гай Наттив уже объявил о своих дальнейших творческих планах. Он готовит документальный фильм «Гармония» о своей бабушке, пережившей Холокост. Наттив хочет рассказать, как после смерти бабушки в Вирджинии он повез хоронить ее в Израиль, а заодно постарался понять – что же заставило ее все-таки покинуть страну и переехать в Америку.

Игорь Лименко

Комментарии