На Польше воду возят

23.01.2020

Сегодня в Иерусалиме президент Владимир Путин поучаствовал в форуме памяти жертв Холокоста, на который прибыли все ведущие мировые политики, кроме президента Польши, который обиделся на то, что его участники называют вещи своими именами, а именно – обвиняют поляков в соучастии в Холокосте.

Король Испании Филипп VI и король Нидерландов Виллем-Александр, наследный принц Чарльз Уэльский и кронпринц норвежский Хокон, французский президент Эммануэль Макрон и немецкий Франк-Вальтер Штайнмайер, десятки других королей, наследных принцев и президентов ведущих стран мира съехались в эти дни в Израиль, чтобы принять участие в проходящем там Всемирном форуме памяти жертв Холокоста, который посвящен в этом году 75-летию освобождения концлагеря Освенцим. Но вот польский президент Анджей Дуда, на чьей территории, собственно, и находился этот концлагерь, ехать в Израиль отказался.

Поначалу всё же собирался – чтобы разделить всеобщую боль. Вёл даже переговоры об условиях своего участия – будто он поп-звезда, требующая себе эксклюзивного, отличного от остальных райдера. Соглашался ехать, только если ему дадут слово. Видимо, Анджей Дуда считал, что три миллиона польских евреев, спалённых в огне Холокоста, дают ему однозначное право голоса на таком мероприятии, но многими другими это воспринимается как причина этого голоса его лишить. Когда же польский президент это осознал, то решил не ехать. Очевидно, не так сильна была боль, сколь огромно желание высказаться. И вряд ли извиниться за ту роль, которую сыграли поляки в «окончательном решении еврейского вопроса».

Президент Франции Эммануэль Макрон у Стены плача

Тем более что Анджей Дуда готовит собственные мероприятия в Освенциме, которые состоятся 27 января – в годовщину его освобождения. Вот только пригласить Владимира Путина, возглавляющего страну, армия которой, собственно говоря, и освободила Освенцим, он «позабыл». Такое поведение вызвало непонимание даже у известных польских националистов. Его раскритиковал, к примеру, бывший президент Польши Лех Валенса: «Именно Красная армия освободила концлагерь – это историческая правда, и никто ее не изменит. Конечно, российского лидера нужно было пригласить».

Нынешние польские эскапады на высшем уровне то в израильский, то в российский адрес связаны с тем, что главы России и Израиля в последнее время в своих высказываниях не обходят больше стороной роль Польши в Холокосте. Напомним, что 24 декабря минувшего года на расширенной коллегии Минобороны Владимир Путин заявил, что Польша «фактически вступила в сговор с Гитлером», и это «прямо видно по архивным документам». В частности, Путин рассказал о тайном разговоре между нацистским фюрером и польским послом: «Гитлер сообщил послу Польши в Германии, прямо сказал, что у него есть идея выслать евреев в Африку. В колонии! На вымирание! На уничтожение. На что посол Польши ему ответил: “Если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве”. Сволочь, свинья антисемитская – по-другому сказать нельзя», – не сдержал эмоций российский президент.

Президенты России и Израиля Владимир Путин и Реувен Ривлин

Как известно, евреев в Африку не выслали. Вместо этого их задушили в газовых камерах и сожгли в печах крематориев, и в основном – как раз на территории Польши.

А в начале минувшего года, находясь с визитом в Варшаве, израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху обмолвился журналисту, что «поляки сотрудничали с нацистами». И пусть в этих словах ни для одного еврея нет ничего сенсационного, они тогда вызвали дипломатический кризис и срыв международного саммита Вишеградской четвёрки.

Для поляков Холокост, пожалуй, самая болезненная тема. В попытке «причесать», а по сути – переписать историю Второй мировой войны в Польше даже введён специальный закон, запрещающий возлагать на поляков ответственность за Холокост. Сначала за подобные высказывания полагалась уголовная ответственность, но после – под давлением международного сообщества – её в законе заменили на административную.

Но от фактов никуда не деться. И одна из таких историй получила всемирную известность благодаря фильму Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Прототипом одного из персонажей был Амон Гёт – комендант вполне себе реального концлагеря в польском Плашове. Только самолично он убил не менее 500 евреев, а в подвластной ему машине, хоть она и не так известна, как Освенцим, погибли многие тысячи. И винтиками этой машины, как это хорошо показано в фильме, были отнюдь не только немцы, но и поляки.

В фильме Спилберга коменданта играет красавчик Рэйф Файнс, которому удается привнести в образ зверюги крупицы человечности. В реальности же он был далек как от красоты, так и от какой-либо гуманности. И хотел только одного – власти над другими людьми. И в 1942 году он наконец дорвался до неё – он был отправлен с «почётной миссией»: построить и возглавить принудительный трудовой лагерь в Плашове.

А обретя власть – начал убивать. Построив рабскими силами лагерь в Плашове всего за месяц, он переселил туда евреев из ликвидированных близлежащих гетто, в том числе из Тарнува и Шебней. И только при самом переселении погибли тысячи человек! Потом он с лёгкостью раздавал приказы о расстреле евреев прямо на месте за любую «провинность» или просто так. Более того – он был уверен, что евреи при этом должны сами возмещать расходы на собственное уничтожение! Так, известно, к примеру, его постановление: взыскать с еврейской общины более двух тысяч польских злотов на возмещение боеприпасов, потраченных на уничтожение евреев.

В фильме «Список Шиндлера» он запечатлен со снайперским ружьем на балконе, с которого он стреляет по разбегающимся внизу евреям. А еще – спускает на них своих гончих. Так было и в реальной жизни. «Он был самым презренным человеком, которого я встречала, – рассказывала жена Оскара Шиндлера, Эмилия. – Двухметрового роста, с женскими бедрами, темными волосами и мясистыми губами. Он посвятил свою жизнь терроризированию евреев, находящихся под его контролем. В течение дня он убивал ради удовольствия. А после – любил покритиковать ноты в произведениях классической музыки».

Впрочем, его любовь к музыке спасла жизнь еврейской пианистки Натальи Карп. В один из дней ее доставили на виллу коменданта, где протекала очередная попойка – он нещадно пил всю войну. «Ну, играй же, Сара», – скомандовали ей: «Сарами» нацисты называли всех еврейских женщин, как и нынешние антисемиты. Наталья решила сыграть свой любимый ноктюрн Шопена до-диез минор, отражавший ее настроение в те минуты. Начав играть, она ожидала, что комендант достанет пистолет и застрелит ее – как он делал это сотни раз с другими заключенными. Но вместо этого он небрежно произнес: «Она останется жить!» В живых осталась и еврейская служанка коменданта Хелена Штернлихт.

В «Списке Шиндлера» мы видим, как комендант вожделеет еврейскую девушку, но, убежденный в своем расовом превосходстве, брезгует овладеть ею и прикасается к ней, лишь чтобы избить. Но по воспоминаниям очевидцев реальный комендант не видел проблемы в том, чтобы десятками насиловать еврейских женщин. Об этом в том числе рассказывала его любовница Рут Ирена Калдер, родившая ему дочь Монику и давшая своё сенсационное интервью лишь в 1980-х. В нём она заявила, что ни о чём не жалеет, но вскоре покончила жизнь самоубийством.

Сам комендант тоже ничуть не раскаялся в своих преступлениях. Судили его, надо отдать должное, сами поляки: для преследования военных преступников они учредили в феврале 1946 года Верховный национальный трибунал. Суд прошел быстро и кратко – коменданта признали виновным в убийстве более двух тысяч человек и приговорили к смертной казни. Он закончил жизнь на виселице недалеко от бывшего концлагеря в Плашове в сентябре 46-го. Говорят, палач повесил его лишь с третьей попытки, а в последний миг казнимый вскинул руку в нацистском приветствии.

Тот же трибунал приговорил к смертной казни коменданта концлагеря в Освенциме Рудольфа Хёсса и 23 его подчиненных, а также несколько высокопоставленных партийных деятелей НСДАП вроде Артура Грейзера, Альберта Форстера, Йозефа Бюлера и Людвига Фишера. Еще чуть более десяти человек за время работы Верховного национального трибунала были приговорены к разным срокам заключения. Но Верховный трибунал просуществовал в Польше всего два года. И, вероятно, на этом кратком перечне осуждённых заканчивается, с точки зрения официальной Варшавы, список виновных в Холокосте поляков.

Комментарии