Иран глаза колет

07.07.2020

Взрыв на заводе в Натанзе отбросил ядерную программу Ирана далеко назад. Все уверены, что это дело рук «Моссада», но Израиль всё отрицает – как и всегда. Удары по реакторам в Ираке и Сирии страна признавала лишь десятилетия спустя.

Взрыв и пожар на иранском объекте по обогащению ядерного топлива в Натанзе произошел 2 июля. Уже на следующий день Тегеран заявил, что причина чрезвычайного происшествия на заводе установлена, но будет засекречена – «из соображений безопасности». Позже анонимный представитель разведки одной из стран Ближнего Востока заявил изданию The New York Times, что произошедшее – результат диверсии израильских спецслужб. Он утверждает, что в здание ядерного комплекса пронесли бомбу, которую позже подорвали дистанционно. Эти слова подтвердил источник в Корпусе стражей исламской революции, который, впрочем, также говорил на условиях анонимности. По его словам, следствие проверяло версию атаки крылатой ракетой или с беспилотного самолета – однако наиболее вероятным признали сценарий, по которому бомбу заложили внутри здания.

Израиль не подтверждает свою причастность к взрыву на ядерном объекте в Натанзе. Как, впрочем, и к двум предшествующим инцидентам в Иране. Известно, что в конце июня 2020-го почти одновременно произошли взрыв на военной базе в Парчине в 30 километрах от Тегерана и пожар на электростанции в городе Ахваз. «Не каждый инцидент, происходящий в Иране, обязательно связан с нами», – сказал Бени Ганц, министр обороны Израиля, с надеждой готовящийся сменить Нетаньяху на посту премьер-министра в ноябре 2021 года. В то же время комментарий главы МИД Израиля Габи Ашкенази был более уклончив. Ашкенази сказал, что «страна следует долгосрочной политике, цель которой – не позволить Ирану обзавестись ядерным потенциалом».

Взрыв в Натанзе задержит развитие иранской ядерной программы по меньшей мере на несколько месяцев, заявил на днях официальный представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди. «Инцидент может замедлить развитие и расширение работ по созданию усовершенствованных центрифуг. На этом объекте было установлено оборудование и измерительные приборы, которые были уничтожены или повреждены», – рассказал Камальванди на пресс-конференции 5 июля 2020 года. При этом, по его словам, Иран не откажется от своей ядерной программы – взамен пострадавшего здания планируют отстроить новое, с более передовыми системами.

Эксперты The New York Times указывают, что инцидент в Натанзе произошел на волне жесткого обострения ирано-израильских отношений. В начале июня 2020 года МАГАТЭ зафиксировала, что запасы обогащенного урана в Иране в восемь раз превысили лимит, установленный для этой страны в рамках ядерной сделки 2015 года. Это, а также отказ Тегерана пустить международных инспекторов на два промышленных объекта, дают все основания подозревать Иран в продолжении работы над секретной военной ядерной программой. Однако очевидным это оказалось только для США и Израиля. США расширили санкции, которые они начали вводить против Ирана еще с осени 2018 года. Биньямин Нетаньяху призвал и остальные страны применить к Ирану «парализующие санкции», но те предпочли промолчать. В Великобритании, Франции и Германии даже наоборот высказались против давления на Иран. Тогда в Министерстве обороны Израиля не исключили возможность бомбардировки иранских военных объектов, если не останется других способов остановить попытки создать ядерное оружие.

«В прошлом Израиль уже прибегал к подобной тактике, если находил угрозой для своей безопасности существование ядерных объектов в других государствах Ближнего Востока», – указывает Ронен Бергман, один из авторов статьи в NYT и ведущий эксперт по израильской разведке. Еще в начале 80-х годов ХХ века израильтяне нанесли ракетный удар по ядерному объекту в Ираке в 40 километрах от Багдада. Эта операция получила название «Опера», ее возглавлял лично премьер-министр Израиля Менахем Бегин. Реактор, купленный Саддамом Хусейном у правительства Франции, атаковали восемь израильских истребителей-бомбардировщиков F-16. Они сбросили на купол реактора в общей сложности 16 бомб. Все они достигли цели – и только две не взорвались. Объект был полностью уничтожен и не подлежал восстановлению.

Решение нанести этот превентивный удар приняли после заявлений Хуссейна о намерении «стереть еврейское государство с лица земли». Позже Менахем Бегин в своей речи в Кнессете сравнил иракского диктатора с Гитлером, а угрозу, которую представлял собой ядерный Ирак, – с «окончательным решением еврейского вопроса» в годы Второй мировой. «Что могли мы предпринять перед лицом такой страшной опасности?!» – приводит слова Бегина Ронен Бергман. Если бы этой атаки не произошло, уже к 1983 году Ирак мог изготовить три ядерные бомбы, а к 1985-му – еще пять, пишет историк и специалист по Ближнему Востоку Валерий Яременко. Интересно, что одним из истребителей, осуществлявших атаку в рамках операции «Опера», управлял летчик Илан Рамон. В будущем он станет первым израильским астронавтом и погибнет в 2003 году при возвращении на землю шаттла «Колумбия».

В 2007 году израильские ВВС атаковали ядерный реактор в провинции Дейр-Эз-Зор в Сирии. Этой операции присвоили кодовое название «Фруктовый сад». Израиль официально признал факт ее проведения только спустя 11 лет – в 2018 году.

Работу по строительству реактора в Дейр-Эз-Зор вели тогда в обстановке строжайшей секретности. Ее патронировал лично президент Башар Асад. И стоит сказать, что израильские спецслужбы узнали о существовании военной ядерной программы в соседней Сирии случайно. «Моссад» просто следил за чиновником Ибрагимом Отманом – директором сирийской комиссии по атомной энергии. В январе 2007 года агентам удалось скопировать документы из его ноутбука – это произошло в лобби венского отеля, Отмана тогда крайне успешно отвлекла флиртующим разговором завербованная «Моссадом» красавица.

Разобравшись в полученных документах, израильтяне пришли в шок: оказалось, что реактор в Сирии строили уже шесть лет, с 2001 года, и что он почти готов и может быть запущен в течение полугода. Премьер-министр Эхуд Ольмерт позже вспоминал, что «новость об этом была похожа на землетрясение».

Решение о проведении операции «Фруктовый сад» приняли на экстренном совещании. Осуществили ее в ночь с 6 на 7 сентября 2007 года. Для маскировки в воздух с авиабазы у Хайфы подняли десятки израильских самолетов – все они полетели изначально не в сторону Сирии, а в направлении Средиземного моря. Это было сделано, чтобы создать арабской ПВО видимость рутинных учений. Уже над акваторией от группы отделились семь истребителей, которые взяли курс на Дейр-Эз-Зор. На земле летчикам оказывала поддержку группа израильских коммандос, которая наводила истребители на цель с помощью лазерных целеуказателей. В общей сложности самолеты выпустили по атомному комплексу 22 ракеты с расстояния около 50 километров. Объект был разрушен полностью.

«Операция “Фруктовый сад” позволила устранить угрозу для мирной жизни всего ближневосточного региона», – говорилось в официальном сообщении ЦАХАЛа в 2018 году. В свою очередь, Сирия продолжала отрицать наличие ядерного военного объекта даже после завершения расследования МАГАТЭ, которое обнаружило в Дер-Эз-Зоре следы урана и графита. В МАГАТЭ сочли это достаточным доказательством, что ВВС Израиля нанесли удары именно по ядерному центру, а не обычному заводу, как пытались представить это дело в Дамаске.

Комментарии