Физик-олимпиец

07.04.2021

Он вырастил десятки учёных в Союзе, а потом уехал в Израиль и стал готовить учеников к Международным олимпиадам по физике. Его подопечные принесли стране больше медалей, чем олимпийцы в спорте. В Иерусалиме умер учитель Игорь Лисенкер.

В середине 90-х в Москве вдруг потерялся учитель – Игорь Гершевич Лисенкер, который в прошлом преподавал физику в двух математических школах. Найти его пытались бывшие ученики – теперь уже специалисты столичных НИИ, выпускники МИФИ и Бауманки. Лисенкера искали, чтобы отблагодарить. Как вспоминали ученики, красавец-физик с курчавой бородой, похожий одновременно на Джеймса Максвелла и Генриха Герца, «триумфально разделывался у доски с самыми сложными задачами». И влюблял в физику на всю жизнь – в том числе с помощью своей страстности и благородного внешнего вида.

Впрочем, учеников ждало разочарование: из школы Лисенкер уволился, а найти его дальнейшие следы им не удалось. Лишь через десяток лет имя «потерявшегося» учителя неожиданно всплыло в СМИ. Оказалось, что Игорь Лисенкер давно осел в Израиле и стал тренером национальной школьной сборной по физике. На международных олимпиадах его подопечные завоевали, по некотором оценкам, в десять раз больше наград, чем олимпийцы Израиля в реальном спорте.

Еще в советской школе, где «тыкать» ученику было в порядке вещей, Игоря Лисенкера отличала удивительная интеллигентность. «Он всегда и ко всем обращался на “вы”. И даже когда ученик совсем не знал предмета, не позволял себе переходить на личности. Мог сказать, например: “Паша, вы меня утомили!” Но не “тыкал” никогда», – вспоминал один из учеников легендарного учителя-физика.

Игорь Лисенкер родился в Москве в 1953 году. Свою «породистость» он унаследовал от отца – Герша Рувимовича Лисенкера, тоже преподавателя физики и автора нескольких популярных учебников в СССР. В одном из интервью Лисенкер-младший признавался: с таким отцом физика стала частью его жизни очень рано, их дом был полон научных книг, а любимым времяпрепровождением в кругу семьи было решение задач на скорость и доказательство теорем. Кажется, других путей и не было в его жизни, кроме как стать учителем физики самому. Что и произошло – в конце 70-х Игорь Лисенкер закончил Московский педагогический университет и пошел работать в школу. Герш – так из-за отчества сразу прозвали нового физика ученики.

«Для начала Герш рассказал анекдот из жизни: на семинаре в пединституте студент на доске все время писал “житкость” вместо “жидкость”. Наконец преподаватель не выдержал: как же ты можешь писать жидкость через “т”? Ведь, это так легко запомнить: “жид” и “кость”. Студент просиял и с тех пор писал слово правильно. Герш добавил, что если после этого предисловия он увидит у нас в контрольных заданиях “житкость”, то поставит “кол” в классный журнал», – писал один из учеников Лисенкера. А другой ученик добавлял: «Когда кто-то делал ошибку в ответе, Герш мог сказать: “А вы знаете, как называется жилище американских индейцев? Фигвам!” Он мог быть жестким, и нужно было пройти через кучу двоек – но в итоге обнаружить в себе настоящее знание предмета».

Отработав 80-е годы в московских математических школах, Лисенкер в начале 90-х эмигрировал в Израиль. Молодой харизматичный педагог пришелся ко двору – его взяли учителем в престижную школу «Шевах-Мофет» в Тель-Авиве. В 1992 году это учебное заведение, чьей специализацией были точные науки, стало активно привлекать к работе репатриантов из бывшего СССР. Сегодня школу называют «фабрикой гениев». Здесь часто ученики во время учебы в последних классах уже числятся студентами университетов. По данным издания «Маарив», именно в «Шевах-Мофет» начинали свое обучение разработчики большинства успешных техно-стартапов – в их числе основатели компаний Visionmap и Coral-Technology, которые занимаются разработками в сферах безопасности, экологии и энергетики. Популярность школы даже привела к тому, что в 2008 году мэрия Тель-Авива пообещала прекратить ее финансирование – из-за того, что большинство учащихся не проживают в Тель-Авиве и ежедневно приезжают сюда из других городов.

Параллельно с преподаванием в школе Игорь Лисенкер стал тренировать наиболее способных учеников для участия в международных олимпиадах. IPhO, или International Physics Olympiad, то есть Международная олимпиада по физике – ежегодное событие в научном мире, которое собирает самых одаренных детей со всей планеты. Впервые олимпиаду провели в 1959 году в Варшаве. До начала 70-х она была способом выявить юные таланты в странах соцблока, но позже в ней стали принимать участие школьники со всего мира – в том числе и из Израиля.

Отбор внутри страны ученики проходят в несколько этапов, объяснял Лисенкер корреспонденту издания «Израиль для вас». В первом туре участвуют около двух тысяч школьников, во второй тур проходят порядка 300, а в третий – как правило, это интенсив в летнем лагере – отбирают уже всего около 30 человек. С последними тренер работает в течение нескольких месяцев в частном порядке: присылает им задания, встречается на семинарах. Из этих условных 30 человек в итоге и формируется национальная сборная Израиля по физике – в нее входят 15 победителей, справившихся с задачами лучше всего. «Это для меня не работа, это отдых», – говорил Игорь Лисенкер, который, подобно футбольному тренеру, оказывался со своей командой в разных частях света.

В 98-м IPhO проводили в Рейкьявике. Лисенкер не учел местной холодной погоды и в первые дни олимпиады разгуливал по Рейкьявику в летней рубашке, пугая своим видом остальных физиков. «Мы израильская команда, – шутил он. – Мы думали, такого мороза не бывает». К слову, был июль, температура в столице Исландии составляла +10 по Цельсию. В следующие годы олимпиаду принимали Италия, Великобритания, Индонезия, Сингапур и Тайвань. Сам Игорь Лисенкер никогда не считал, сколько медалей привозили его ученики. По одной практически с каждой олимпиады, но иногда – по 4-5 медалей одновременно.

Учитель-«лирик», который расправлялся со сложными доказательствами самым артистичным образом, он считал при этом, что главное в его сфере – «ежедневный, кропотливый труд». «У нас физика в школе позиционирует себя не как нужный предмет, а как предмет, от изучения которого нужно получить удовольствие. Но это неправильно. Удовольствие можно получить от начального ознакомления с физикой. А изучение – это доведение до навыка, это десять тысяч раз рисовать похожие схемы», – говорил он в интервью.

Выходец «советской школы», он не всегда соглашался с израильской образовательной системой и не боялся ее критиковать: «Вы знаете, что в израильской школе физика – предмет по выбору? Ее изучают только те, кто выразил желание». «Но ведь и это дает результат. Посмотрите, с технологиями в Израиле не так уже и плохо», – возражал журналист. «Не так плохо? – усмехался Лисенкер. – Когда я слышу такое, я прошу: покажите мне в магазине коробочку с чем-нибудь технологичнее банана – коробочку, на которой было бы написано Маde in Israel? Я имею в виду не одну деталь внутри, а весь прибор целиком. Казалось бы, такая мелочь – название страны на приборе. Но оно формирует технологическое сознание всех своих граждан».

Игорь Лисенкер скончался от онкологического заболевания в Иерусалиме в возрасте 68 лет. Учитель физики, он оставил в современной жизни Израиля больше следов, чем сам мог себе представить. В каком-то смысле весь феномен местной индустрии инноваций, благодаря которому израильтян даже стали называть «нацией стартапа» – его заслуга.

Комментарии