Валторна в Израиле

12.04.2001

Тысяча долларов, три чемодана и валторна — вот все, что Сара Клейн привезла с собой в Израиль пять с половиной лет назад, после того, как получила степень магистра в музыкальном колледже Новой Англии в Бостоне.

Теперь Сара играет в симфоническом оркестре города Беэр Шева. Клейн вспоминает те дни, когда она просматривала список оркестров Израиля и — как она говорит — ее чувства, пусть и заочно, уже безраздельно принадлежали Земле Обетованной: "Я еще только начинала делать официальные запросы. Я говорила, что меня зовут Сара и, что я валторнистка из Бостона, и меня пригласили на прослушивание". Когда тысяча долларов закончились, Сара Клейн получила место валторнистки в беэр-шевском оркестре, где продолжает играть и по сей день.

Сначала она ездила на репетиции из Иерусалима, но сейчас с мужем и двумя детьми живет в собственном доме в Беэр Шеве. Сара говорит, что для соблюдающих традицию музыкантов Израиль — идеальное место. Например, в контракте особо оговаривается, что музыкант, чтящий каноны, не должен играть по субботам. В том случае, когда концерты начинаются сразу после Шаббата, оркестр берется обеспечивать транспортом тех музыкантов, которые следуют традициям. Или если концерты проходят в другом городе, то музыкантов размещают в гостиничных номерах за счет оркестра.

Валторнистка Клейн боготворит свой инструмент и рада, что у нее есть возможность заниматься музыкой. "В Соединенных Штатах музыканту пришлось бы еще и преподавать", — говорит она, зная, что такой могла бы стать и ее судьба, если бы она осталась.

Разговаривая с Сарой, мы почувствовали необыкновенную любовь к валторне, которую она испытывает в течение последних двадцати двух лет. Когда Саре было девять лет, она присутствовала на выступлении оркестра средней школы для детей начальных классов. Ей показалось, что валторна это что-то невероятное. "Она звучала необычайно красиво. Мне понравилось, как этот инструмент выглядел. Он весь сиял, и выделялся благодаря своей причудливой форме, — вспоминает Клейн, — Директор оркестра не разрешил мне сразу начать играть на валторне, потому что я была еще маленькая. Для начала мне дали играть на альтхорне — небольшой облегченной валторночке, альтовой ее разновидности. А через год директор наконец-то доверил мне валторну, тогда мне исполнилось десять лет. Тогда я была единственной валторнисткой во всех школах нашего района. Мне действительно нравилось играть, меня хвалили, и это стало хорошим стимулом в учебе".

Вскоре у Сары Клейн появился частный преподаватель, потом начались сессии в Juilliard, и полным ходом пошла программа на степень бакалавра музыки в Бостонском Университете. Здесь же она встретила главного учителя своей жизни.

Но, разумеется, не все было так просто. Однажды Сара бросила свои музыкальные занятия. Она была совершенно замучена и истощена после шести месяцев напряженной учебы в нью-йоркском музыкальном колледже. Она решила бросить обучение и попутешествовать по Европе. Потом Клейн около года работала в бостонском баре. Она обслуживала столики и зарабатывала неплохие деньги. Все это время Клейн мучил вопрос, чем же она все-таки должна заниматься в жизни: "Я не хотела играть на валторне, но я не знала, что бы я еще хотела делать. После целого года работы в баре, я заинтересовалась религией. И я осознала, что Б-г дает нам то, что он нам дает — не больше, не меньше — это его дар".

Клейн вспоминает: "В день, когда я решила снова играть на валторне, я была очень взволнована. Чехол инструмента был весь в пыли. Я села на кухне и … начала играть Моцарта. Это было чудесно. Конечно, на следующий день мои губы болели, но я решила, что играть буду. Не могу объяснить почему, просто я так решила. Это было дано от Б-га. Как музыкант, я стала чувствовать себя свободней".

Сара позвонила своему бывшему бостонскому преподавателю. "Я знал, что вы вернетесь. Вы принадлежите к тем людям, которые не способны бросить музыку", — сказал он и на следующий день приехал с кипой упражнений, поверх которых было написано: "Савланут" — терпение. Это было первое слово на иврите, которое выучила Сара. В течение нескольких месяцев она принимала участие в представлениях в Дисней-Лэнде. В составе молодежного симфонического оркестра, она поехала в гастрольный тур по Израилю, а когда нужно было лететь обратно, поменяла билеты и осталась.

Сара безраздельно преданна обеим странам и своей музыке. Она призывает молодых музыкантов — евреев побывать в Эрец Исраэль и более того — искренне полюбить страну своих предков. Сара считает, что все евреи должны быть в Израиле, где есть много возможностей выразить себя в музыке. Сара Клейн играет в оркестре, намного меньшем, чем ее большой школьный оркестр. Но об этом она ни капельки не жалеет. "В моем оркестре многие музыканты очень талантливы", — говорит она.

Что же касается массовых беспорядков в арабских поселениях и угрозы терроризма, то все это не сильно влияет на скромный провинциальный симфонический оркестр города Беэр Шева. Правда, из соображений безопасности пришлось отменить концерт в Иерусалиме. Но жизнь все равно идет своим чередом. Иногда Саре приходится слышать предупреждения о разного рода опасностях: "Был один концерт в Ашкелоне, расположенном не далеко от Сектора Газа. Перед началом нас проинструктировали о запасном выходе на случай, если обнаружат бомбу". К счастью, на этот раз все прошло благополучно. Однако были и трагичные моменты. "В первый год пребывания в Израиле я потеряла подругу, которая погибла от взрыва в автобусе", — говорит Сара. Тогда страну потрясла целая серия автобусных террористических нападений.

Все свое время Клейн старается посвятить семье и музыке. Помимо основных репетиций она занимается дополнительно, играя каждый день около полутора часов. Приходится держать форму! Но валторнистка из Беэр Шевы не жалуется — она живет сбывшейся мечтой. Ведь Сара Клейн играет на инструменте, который очаровал ее в детстве, в стране, пленившей ее в студенческие годы.

Материал подготовил

Александр Гельмс