Политически темперированный Левит

17.11.2015

Молодой, но уже завоевавший международную известность немецкий пианист российского происхождения Игорь Левит впервые приехал с гастролями в Израиль. Игорь, в отличие от многих своих коллег по цеху, живет не только музыкой, но и интересуется глобальными социально-политическими проблемами и регулярно пишет об этом в Twitter. Он осуждает культурный бойкот Израиля, но при этом затрудняется ответить на вопрос о своей национальной идентичности.

«Что за глупости они понаписали? Это же просто бред!» – говорит Игорь, прокручивая новостную ленту на своем смартфоне. «Они» – это американские ученые еврейского происхождения Стивен Левицки и Глен Вейль, опубликовавшие в The Washington Post статью на тему: почему, по их мнению, бойкот Израиля необходим и неизбежен. С точки зрения этих профессоров, «израильская оккупация и колонизация палестинских территорий продолжается и лишь ужесточается», и они не видят иного пути, кроме бойкота, чтобы в еврейском государстве произошли политические перемены. «Если вы любите Израиль, вы должны присоединиться к бойкоту Израиля», – к такому не совсем очевидному выводу приходят они.

Игорь Левит уже давно стал музыкантом мирового уровня. В ноябре он впервые приехал с гастролями в Израиль. Сидя в кафе около концертного зала им. Манна в Тель-Авиве, где вечером должно состояться его выступление, Игорь продолжает возмущаться статьей американских профессоров: «Мы всегда были сионистами. Именно поэтому мы – за бойкот Израиля», – продолжает он цитировать и искать логику в размышлениях этих американских профессоров. «Это просто какое-то безумие, – поражается музыкант. – Мысль этих профессоров сводится к следующему: я тебя люблю, и за это я тебя убью».

Игорь часто пишет в Twitter на политические и социальные темы, и его как-то спросили, может ли он выразить свою политическую позицию в творчестве? Ведь исполнители поп- и рок-музыки могут выразить свою позицию в текстах песен, написанных на злобу дня. А классический музыкант, исполняющий произведения, написанные столетия назад, подобной возможности лишен. «Политический подтекст в музыке присутствовал всегда. Возьмите “Свадьбу Фигаро”, “Похищение из сераля” Моцарта или же “Фиделио” Бетховена», – отвечает пианист.

Вышедший несколько недель назад в Германии последний диск Левита весьма необычен: наряду с вариациями Баха и Бетховена в него вошел и написанный в 1975 году цикл из 36 вариаций для фортепиано The People United Will Never Be Defeated («Объединенный народ никогда не будет побежден»). Это сочинение американского композитора-авангардиста Фредерика Ржевского посвящено событиям чилийской революции и личности Сальвадора Альенде. Для Левита было важно собрать столь разнообразные в жанровом отношении произведения в одном альбоме.

В то время как многие западные деятели искусства бойкотируют Израиль, Левит уверен, что его обязанность – выступать именно здесь, на Святой Земле: «Народ Израиля очень-очень много значит для меня. Мне нравится здесь еще и потому, что очень многие говорят по-русски – на моем родном языке. Иногда возникает такое ощущение, что по-русски говорят даже больше, чем на иврите».

Игорь родился в 1987 году в Горьком, сейчас это уже Нижний Новгород. Игре на фортепиано учился с трехлетнего возраста под руководством матери – музыкального педагога Елены Левит (урожденной Рафаевич), ученицы знаменитого профессора местной консерватории Берты Маранц. Когда Игорю было восемь лет, семья эмигрировала в Германию. Его рано заметили – сначала профессора, а вскоре уже и музыкальные критики. Сегодня в немецкой прессе можно найти множество не просто хвалебных, но восторженных рецензий на концерты молодого пианиста.

«Игорь Левит – не просто один из “обычных” виртуозов. Его игру определяет жажда музыкального познания», – пишет на страницах газеты Süddeutsche Zeitung критик Вольфганг Шрайбер. Эта жажда проявилась рано: в 11 лет Игорь Левит был замечен на престижном международном музыкальном конкурсе, который в том году, кстати, проходил в Тель-Авиве, и возможно, этим в том числе объясняется такая любовь Игоря к Израилю. На том конкурсе он получил сразу четыре награды и привлек внимание знаменитого шведского пианиста и прекрасного педагога Ханса Лейграфа. Лейграф, профессор зальцбургского «Моцартеума», пригласил Левита стать его учеником. «И мы, как сумасшедшие, пять с половиной лет мотались между Зальцбургом и Ганновером, где живет моя семья», – вспоминает Игорь. Ситуация тем более парадоксальная, что как раз Ганновер, где сосредоточился цвет «музыкальной эмиграции» из бывшего Советского Союза, обычно служит центром притяжения для подающих надежды исполнителей. Правда, впоследствии Левит продолжил получать образование всё же в Ганноверской консерватории, у именитого профессора Кеммерлинга.

Игоря часто спрашивают о его национальной идентичности. Кем он себя ощущает: русским, евреем или немцем? «Мне всегда непросто отвечать на подобные вопросы, – признается музыкант. – Могу ли я назвать себя русским? Однозначно русским – нет, но в какой-то степени – да. Могу ли я считать себя немцем? Да, могу, но, очевидно, не на все 100%. Пожалуй, могу сформулировать так: я чистокровный еврей, родившийся в России, выросший в Германии и влюбленный в Европу».


Татьяна Володина

Самое читаемое

Хроники

Казни ради

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше...

Общество

Еврейка из прошлого

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»...

Литература

Близнецы в зверинце

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,...