Правнук Троцкого надел кипу

14.07.2010

Если бы Лев Давидович Троцкий мог знать, кем станет его правнук Давид Аксельрод... Вряд ли Троцкий мог представить, что его правнук уедет в Израиль. Точно так же с трудом поверил бы выдающийся израильский политик Менахем Бегин, что его собственный внук заявит, что сионизм — это насилие.

49-летний Давид Аксельрод, прямой потомок Льва Давидовича Троцкого, живет в поселении Кфар-Тапуах в Иудее. Его скромное жилище украшает огромный плакат с панорамой Иерусалима. С помощью фотошопа вместо мечети «Аль-Акса» на Храмовой горе воздвигнут Третий Храм. Сын Давида Аксельрода носит имя Барух-Меир — в честь Баруха Гольдштейна, застрелившего 29 молившихся мусульман в мечети Хеврона, и раввина Меира Кахане, основателя ультраортодоксальной националистической партии. Аксельрода трижды приговаривали в Израиле к тюремному заключению — за покушения на арабов и за поджог мечети. Свою вину он категорически отрицает. «Все три раза меня сажали ни за что. Но каждый раз, когда я действительно преступал закон, до меня никому не было дела», — с усмешкой рассказывает Аксельрод.

В отличие от своего потомка, интеллектуал и лидер русской революции Троцкий не ощущал себя евреем, а идеологию сионизма и вовсе высмеивал. «Сионизм не может решить еврейский вопрос», — заявил Троцкий, поселившийся на склоне лет в Мексике.

История знает немало примеров того, как потомки выдающихся идеологов становились приверженцами противоположных взглядов. Троцкий со своим стремлением построить новое общество наверняка был бы расстроен, узнав об убеждениях своего правнука. Не рад был бы и младший современник Троцкого Менахем Бегин, внук которого, 36-летний Авинадав Бегин, разделяет совершенно противоположные взгляды. Отец Авинадава, один из лидеров партии «Ликуд» Бени Бегин, так же как и отец был одержим идеей Большого Израиля, в состав которого входили бы Иудея и Самария.

Авинадав Бегин написал книгу «Конец конфликта», в которой рассматривает этническое самосознание в качестве главной причины международных конфликтов. «Иудаизм — это насилие, сионизм — насилие. И даже флаг и гимн Израиля представляют собой символы насилия», — пишет Авинадав Бегин.

Создается впечатление, что политизированность в Израиле передается по наследству. Дети и внуки израильских общественных и государственных деятелей зачастую демонстрируют свой идеологический нонконформизм. Дочь предыдущего премьер-министра Эхуда Ольмерта Дана стала активисткой движения за права сексуальных меньшинств. Авраам Бург, сын депутата Кнессета от религиозной партии Йосефа Бурга, в 2008 году выпустил книгу под названием «Конец Холокоста», в которой обвинил еврейское государство в насилии и обособленности от всего мира. Сын бывшего министра обороны Моше Аренса, Игаль Аренс, активно выступает в поддержку Палестинской автономии и резко критикует идеи сионизма.

Авинадав Бегин родился и вырос в Иерусалиме. Живя по соседству с дедом, он часто бывал у него в гостях. Служил в армии, образование получил в престижной иерусалимской академии искусств «Бецалель». «По своим политическим взглядам я был центристом», — говорит Бегин. Однако его мировоззрение кардинально поменялось после того как он несколько месяцев прожил в Нью-Йорке, зарабатывая на жизнь выгуливанием собак. Авинадав говорит, что уже не помнит, как отреагировала его семья на смену убеждений, произошедшую после возвращения из Америки. «У меня есть четыре сестры и все они придерживаются совершенно разных политических взглядов, но со мной, правда, все равно никто не согласен», — говорит Бегин

Давид Аксельрод даже и не пытается изобразить хотя бы толику уважения к своему выдающемуся прадеду: «Троцкий был недостаточно умен, — считает его правнук. — Троцкий заботился лишь о своей карьере на самом деле не верил в то, за что агитировал».

Давид Аксельрод родился в 1961 году в Москве. Семья его матери, Юлии Аксельрод, жестоко поплатилась за противостояние Троцкого со Сталиным. Сталин приказал уничтожить не только самого Троцкого, который был убит в Мексике агентом НКВД, но и репрессировал всю его семью, оставшуюся в СССР. Отец Юлии, Сергей Львович Седов, был расстрелян, ее мать 10 лет провела в ГУЛАГе, получив поражение в правах еще на 10 лет. Бабушка и дедушка Юлии были сосланы в Сибирь, где и прошло ее детство. Юлии удавалось скрывать от сына родственную связь с Троцким пока они не эмигрировали в Нью-Йорк в 1979 году. В Нью-Йорке семья поселилась в Бруклине, где Давид примкнул к движению ХАБАД. Спустя два года он репатриировался в Израиль и поселился в Кирьят-Арбе.

«Мы с сыном живем как будто в разных мирах. Я даже не хочу думать, как ему там живется», — говорит Юлия Аксельрод, которая живет в Иерусалиме. Ее скромная квартира заставлена фигурками кошек и увешана фотографиями Троцкого, Мартина Лютера Кинга и Элеоноры Рузвельт. Она переехала в Израиль после 25 лет жизни в США, чтобы быть рядом с сыном. Юлия отказалась от израильского гражданства, предоставляемого автоматически всем евреям, посчитав его нарушением прав человека. «Троцкий не хотел считать себя евреем и имел на это полное право. Я и мой сын тоже можем делать все так, как считаем нужным. Мудро это или нет — другой разговор, однако с этим ничего не поделаешь», —говорит Юлия.

Хоть Давид Аксельрод не идентифицирует себя со своим прадедом, он все равно гордится своими родственниками, сумевшими выжить в лагерях и ссылках. Хотя Аксельрод и отрицает это, он, как и его прадед, самый настоящий нонконформист, всегда находящийся в оппозиции к власти. После того как был убит Меир Кахане Аксельрод ни разу не принимал участия в выборах. «Демократия провалилась. Истинная власть это Тора», убежден потомок Троцкого.

Соня Бакулина