«Маме с любовью от Абрама»

01.09.2014

Недавно в израильский институт изучения истории Холокоста «Шем Олам» был передан амулет, изготовленный узником Лодзинского гетто. На артефакте, состоящем из двух монет, выбита надпись «Маме с любовью от Абрама. Лодзинское гетто, март 1943», а также выгравирован рисунок, на котором можно различить забор, сторожевую вышку и мост, деливший гетто на две части.


Амулет был найден одним из местных жителей на развалинах Лодзинского гетто вскоре после его ликвидации. Спустя 70 лет его наследники передали ценную находку институту «Шем Олам».

В институте полагают, что Абрам и его мать в 1944 году были отправлены в один из нацистских лагерей смерти, где и погибли. Остальных членов семьи — отца и братьев автора посвящения, — судя по имеющимся данным, отправили в лагерь смерти двумя годами ранее.

«Попавший в наш институт артефакт демонстрирует любовь сына к матери. Постоянно находясь под угрозой смерти, сын стремился подарить матери сувенир, который бы напоминал ей о нем», — рассказал в интервью Ynet директор института «Шем Олам» раввин Авраам Кригер.

Около года назад в руки сотрудников института попала серия редчайших фотографий, запечатлевших празднование Суккота в Лодзинском гетто в 1940 или 1941 году. На фото изображены жители гетто, совершающие обряд «арбаа миним», то есть благословение четырех видов растений, к которым относятся этрог (цитрон), лулав (пальмовая ветвь), адасс (мирт) и арава (ива). Кроме того, во время праздника, продолжающегося семь дней, предписывается устраивать трапезы и проводить ночь в сукке — специально построенном по этому случаю шалаше.

Очевидно, что соблюсти все эти требования в условиях гетто было непростой задачей. Возведение же сукки иначе чем подвигом во имя веры назвать невозможно, убежден Авраам Кригер. Дело в том, что жилища узников гетто не отапливались, и любой строительный материал, который можно было использовать для утепления домов или в качестве топлива, ценился буквально на вес золота. Поэтому решение использовать столь необходимые доски для строительства шалашей было поистине героическим.

Лодзинское гетто отличалось тем, что его еврейская администрация активно сотрудничала с нацистскими оккупационными властями, надеясь таким образом сохранить жизни как можно большему числу узников. Лодзинский юденрат учредил выдачу питания по карточкам и домовые кухни, тем не менее за время существования резервации от голода, тяжелейших условий труда и плохой гигиены там умерло более 40 тысяч человек.

На территории гетто функционировали мастерские, в которых до полного изнеможения трудились мужчины, женщины и дети. Инициатором их создания был глава юденрата Хаим Румковский. Он надеялся, что работники мастерских, выполняющие заказы вермахта, станут незаменимыми и это спасет от гибели хотя бы некоторых из них.

Чтобы финансово изолировать узников гетто, им было запрещено пользоваться обычной немецкой валютой, имевшей хождение на территории оккупированной и присоединенной к рейху части Польши. Специально для денежного обращения внутри гетто 15 мая 1940 года были изготовлены банкноты и монеты. Названия для денег сохранили немецкие: марки и пфенниги. Банкноты Лодзинского гетто изготавливались из бумаги низших сортов, часто не содержавшей водяных знаков, а монеты — из дешевых сплавов алюминия и магния.

В начале 1942 года нацисты приступили к массовым депортациям узников гетто в лагеря смерти. С января по октябрь население резервации сократилось со 163 тысяч до 89 тысяч человек. В гетто остались только рабочие, трудившиеся на созданных нацистами оборонных предприятиях. Летом 1944 года почти все его обитатели были депортированы в Освенцим. Из 204 тысяч евреев, прошедших через Лодзинское гетто, до конца войны дожили лишь около десяти тысяч.

Роберт Берг