Барышников привез мгновение в Тель-Авив

26.10.2012

Когда фотограф нажимает на кнопку спуска, движение останавливается. Как можно превратить фотографию — искусство застывшего мгновения — в движение? Как можно превратить танец — мгновенно ускользающее движение — в снимок?

Выставка фотографий всемирно известного танцовщика Михаила Барышникова, открывшаяся 23 октября в тель-авивском Центре театрального искусства и хореографии Сюзан Далаль, представляет именно танец в движении. Такого эффекта автору позволяет добиться съемка на длинной выдержке.

«Я смотрю на движение как художник, — говорит он. — Это падающий на танцоров угол света, это неясные очертания тела, которые в темном помещении превращаются в абстрактную живопись. Просто волшебное мгновение».

В Центре Сюзан Далаль Барышников уже в четвертый раз. Здесь он принимал участие в театральной постановке Дмитрия Крымова. На это раз — приехал как фотограф и филантроп. После закрытия выставки подписанные Барышниковым фото будут проданы на аукционе, средства от которого пойдут на поддержку молодых израильских танцоров.

«Я счастлив от того, что мои работы помогут в создании новых танцевальных проектов и поддержат молодых артистов, — говорит Барышников. — Я был поражен жизненной силой израильского танца, его дерзостью — в хорошем смысле этого слова, — которую удается не потерять израильской хореографии. И конечно же, ее движущая сила — балетная труппа “Батшева” Охада Нахарина и потрясающая группа танцоров, собравшихся вокруг него. Количество талантов, которых он привлекает, поразительно. Мастерство танцоров, которые благодаря ему со всего мира приехали в Израиль, просто завораживает».

Заниматься фотографией Барышников начал около десяти лет назад. Один его друг-фотограф уговорил танцовщика взять с собой в мировое турне маленькую камеру Nikon. Барышников согласился. Вернувшись из очередной поездки с 20 отснятыми черно-белыми пленками, он понял, что остановиться уже не может.

«Я не держал в руках камеру с самого детства. В десять лет я получил ее в подарок, но никогда не относился к этому серьезно. И вдруг что-то произошло. Мгновение, когда вы остаетесь наедине с камерой в темной комнате, сродни колдовству».

Он фотографирует, чтобы самому себе напомнить об этих минутах, чтобы понять смысл танца. С помощью фотокамеры он пытается объяснить магию движения. «Это мои фотографии, и они напоминают мне о мгновениях, людях, местах. Они удивляют меня, пробуждают во мне эмоции, заставляют снова и снова влюбляться в танец», — говорит Барышников.

«Я не достиг мастерства великих фотографов, — признается он. — Гади Дагон, например, снимает в той же манере и, несомненно, делает это значительно лучше меня. Я не профессионал, я только в середине пути, но понимаю, что в этом что-то есть».

Оказалось, что поймать в кадре движение не так уж сложно. «Я стараюсь предугадать следующее движение и уловить его в нужный момент, — продолжает он свой рассказ. — Танец — это жизненный опыт, который меняется в то или иное мгновение. Чтобы его запечатлеть, нужно быть внимательным, держаться ритма, быть начеку — поймать и не упустить момент».

Несколько лет назад Михаил Барышников даже не думал о подобных съемках. «Долгие годы я много фотографировал, на сцене и на репетициях, и в большинстве случаев был очень недоволен результатом. Я всегда думал, что фотография несправедлива по отношению к искусству танца, она замораживает, убивает движение».

Но однажды, когда Барышников находился на отдыхе в Доминиканской Республике, что-то изменилось. Он вышел на улицу с простой цифровой фотокамерой и начал снимать: бегающих детей, танцующую в ночном клубе молодежь, суету на улице. «Я фотографировал целыми часами и скидывал все на компьютер. И вдруг понял, что нет ничего невозможного в том, чтобы запечатлеть танец, не нарушая его сущности, не теряя движения», — вспоминает Барышников.

В своих работах он стремится передать не только красоту, но и ценность самого телодвижения, связанную с исполнением и с интерпретацией этого движения хореографом. Примером тому может послужить его сотрудничество с американским хореографом Мерсом Каннингемом.

«Каннингем позволил мне стать незаметным наблюдателем его балетной труппы. Два года я сопровождал их на репетициях, на гастролях и премьерных показах. После чего мы выбрали снимки, которые вошли в книгу Merce My Way, — рассказывает Барышников о создании своей книги. — Это очень увлекательный процесс. Мерс говорил, что через фотографии, через отраженное в них движение он переосмысливает свою работу».

Много лет прошло с тех пор, как Барышников начал снимать танец, но он не перестает восхищаться его очарованием: «Я постоянно спрашиваю себя, почему люди так любят танцевать. Это главный вопрос, и дело не столько в технике или красоте, сколько в том волшебном мгновении, ради которого живет каждый танцовщик. В танце остается загадка. В танце есть нечто неуловимое, не поддающееся объяснению и определению. Это именно то, что я и стараюсь передать с помощью фотокамеры».


Анастасия Хорохонова