Как жить, если твой дед — Геринг?

26.06.2012

На Московском международном кинофестивале состоялся показ документального фильма совместного германо-израильского производства «Дети Гитлера».

Любопытно: в титрах этого фильма, прослеживающего судьбы детей и внуков высшего руководства Третьего рейха, стоят сплошь еврейские имена. То есть сценарист, оператор, композитор и режиссер — внуки выживших в лагерях уничтожения — снимают на видео внуков тех, кто все это проделал.

«Дети Гитлера» — замечательная картина, снятая скромными средствами, без закадрового обвиняющего голоса, каковой объяснял все и вся в «Обыкновенном фашизме», без леденящих душу кадров сваленных в кучу трупов, без хроники Нюрнбергского процесса — короче, без всего того, что могло бы шокировать зрителя и облегчить задачу авторам. Известно же, что сила документа, зафиксировавшего реальность, такова, что порой не требуется никакого дополнительного мастерства: эта чудовищная хроника, увы, самоигральна.

Однако Ханоху Зееви, автору сценария и продюсеру этой картины, мастерство, и недюжинное, как раз потребовалось. Ибо он использовал исключительно аскетичный прием: так называемые «говорящие головы», когда весь трагизм нашего существования, весь объем невыносимости жизни, Б-гооставленности и торжества дьявола сквозят через обыденную, монотонную речь.

И то правда, в пересказе этот фильм выглядит бледно: целый час мы видим на экране внуков, племянников и детей нацистских вождей, которые говорят, говорят, говорят и... вновь говорят. Причем, вы будете смеяться, на общечеловеческие темы: скажем, как преодолеть комплекс вины за своих монструозных родственников, как отказаться от родства с ними, как не сломать свою собственную жизнь, нося фамилию, скажем, Геринг? Как, одним словом, жить? Как обнимать своих детей и внуков, зная, что твой дед оборвал жизнь миллионам семей, не дав родиться новому поколению, проделав чудовищный «эксперимент» по «селекции» человечества?

Кое-кто из потомков нацистов решает вопрос радикально. Беттина, внучатая племянница Геринга, добровольно стерилизует себя, последовав примеру брата: оба не хотят продолжения и разветвления своего рода. Никлас Франк, сын фашистского бонзы Ганса Франка, человек болезненно честный, посвящает себя изучению идеологии Третьего рейха, повсюду ездит с лекциями и честно предупреждает, что не питает надежд относительно природы человека и что при благоприятных обстоятельствах все может повториться... Причем не только в глубине «мечтательной» немецкой души, но и в глубине души любого человека: слушая его, начинаешь всерьез задумываться об антропологической катастрофе...

Третий герой, внук Рудольфа Хёсса, коменданта Освенцима, предпринимает нечто невообразимое: в компании с мужчиной-евреем, своим ровесником, чьи родственники погибли в этом лагере, едет в Аушвиц, чтобы воочию убедиться, вживую прочувствовать, что именно делал его преступный дед. Он даже не побоится встретиться с родственниками замученных в этом лагере, собравшимися на дни поминовения...

Вот эта сцена — встречи потомков жертв и потомка палача — пожалуй, и является кульминацией этой талантливой картины. Подсмотреть такое — а ведь это не инсценировка! — удается далеко не каждому документалисту. Даже если герой этой новеллы, внук Хёсса, и согласился приехать в Аушвиц ради фильма.

В скобках замечу, что у нас до сих пор гордятся родственниками из ОГПУ, НКВД, КГБ. И каяться, копаться в архивах, узнавать правду не собираются: страна-победитель заранее отпустила себе все грехи, а Сталин объявлен «эффективным менеджером»... Ну что ж, в своем роде и Хёсс был эффективным «менеджером»: пропускная способность газовых печей при нем была увеличена в десятки раз.

Сложный вопрос о необходимости покаяния через поколение решен героями этого фильма в пользу покаяния. Этот же вопрос мучил героя грузинского фильма, выкопавшего труп своего деда-садиста, метафорически признав его вину и покаявшись вместо него...

«Дети Гитлера» косвенно задевает и другие болевые точки нашей цивилизации. Наше дело — не философствовать, а исполнять приказы фюрера, говорил Хёсс. Сам фюрер, как известно, хотел заменить собою самого Господа Б-га. Авторы фильма демонстрируют нам, как работает отрицание постулата «не сотвори себе кумира»: всякий иной «кумир» может оказаться реинкарнацией дьявола, его новой ипостасью. ХХ век с его забвением человечности, с его Сталиным и Гитлером, с его пытками и лагерями смерти блестяще это доказал. И потому фильм про покаяние внуков нацистов, как и «Покаяние» Абуладзе, надо бы рекомендовать к обязательному показу по телевидению и на уроках в школах: чтобы помнили.


Диляра Тасбулатова

Диляра Тасбулатова