Гони и помни

04.05.2020

Со своим крупным, но далеко не миллиардным цветочным бизнесом он не попал в список Forbes. Зато решил продвинуть в мировую элиту сына. В Петербурге от коронавируса умер 52-летний владелец сети «Цветоптторг» Михаил Шварцман – и его сын, рвущийся в «Формулу-1», пообещал посвятить ему все будущие победы.

«Это был человек, одержимый одной пассионарной страстью – реализовать талант своего сына, сделать его частью мировой спортивной элиты, – рассказывает кинопродюсер и владелец базирующегося в Италии PR-агентства DelisPro Андрей Дельцов. – У людей его уровня достатка обычно есть увлечения “для себя”: яхты, лыжи, искусство. Михаил очень сильно от других отличался. Он имел одну цель – и он ее достиг».

С Ротенбергом в кармане

Сын Михаила Шварцмана, 20-летний Роберт Шварцман – единственный россиянин, которому удалось выиграть серию автогонок в классе машин «Формула-3», единственный россиянин в академии Ferrari. Сейчас главную надежду российского автоспорта финансирует «тяжелая артиллерия» – автоспортивный проект «СМП Рейсинг», принадлежащий старому – еще по секции самбо – другу Владимира Путина, миллиардеру Борису Ротенбергу. Под такой надежной опекой Роберт готовится к очередным гонкам «Формулы-2», и можно биться об заклад, что в ближайшем будущем окажется в «Формуле-1». «Я считаю, что в мире есть человек пять из поколения Роберта, которые способны его обогнать. Но россиян среди этих пятерых точно нет», – говорит Дельцов.

Гонки – это, как известно, сочетание таланта, упорства и денег. Практически все российские топ-пилоты – дети состоятельных людей: Виталий Петров, Даниил Квят, Сергей Сироткин – эти трое сумели дойти до «Формулы-1», а еще Никита Мазепин, он пока в «Формуле-2». По мнению Дельцова, талант и упорство семьи стали в случае с Робертом Шварцманом даже важнее денег. Это при том, что свои вложения в карьеру сына Михаил Шварцман оценивал на уровне пяти миллионов евро.

Такие деньги для совладельца цветочного бизнеса в Санкт-Петербурге – совсем не то же самое, что для уральского миллиардера Дмитрия Мазепина, отца Никиты Мазепина. Если верить официальной отчетности, в 2018 году суммарная выручка основных компаний Шварцмана – головной ООО «Флора Телеком» и торгового оператора «Дизайн-Карго», отвечающего, собственно, за все цветочные продажи, в том числе через розничную сеть «Цветоптторг» – была около 650 миллионов рублей. При этом расходы указывались такие, что «Флора Телеком» получалась убыточной, а «Дизайн-Карго» демонстрировала годовую прибыль на уровне 19 миллионов рублей.

Успех в трёх водах

Кроме того, Михаил Шварцман – не единственный владелец упомянутых компаний. Цветочный бизнес, который позволил взойти на спортивном небосклоне его сыну, он основал вместе со своим отцом – Романом Шварцманом. В начале 90-х они поставляли цветы из Израиля – причем первые поставки просто хранили в своих квартирах. Потом были отправки первых грузовиков из Голландии, чуть позже цветы везли уже чартерными рейсами из многих стран Африки и Латинской Америки. В конце нулевых их торговая сеть «Цветоптторг» стала одним из крупнейших игроков на рынке: в разные годы вместе с основным своим конкурентом, компанией «Оранж», они осуществляли от 40 до 70 процентов всех цветочных продаж в Санкт-Петербурге.

Цветочный бизнес – дело непростое. Переделы рынка, сложности с таможней и повышенное внимание Госнаркоконтроля, который априори рассматривает любой ароматный товар лишь как прикрытие чего-то более весомого. Так вот из всех этих постоянных передряг семья Шварцманов выходила с честью, ни разу ни в одном скандале не засветившись. Роман Шварцман любил повторять, что сложнее цветочного бизнеса – только торговля свежей рыбой: и тот, и другой товар быстро гибнет. Вот почему он сосредоточился на технологии, позволяющей хранить цветы месяцами. И стоит сказать, вполне в этом преуспел. Его ноу-хау, на которое даже в итоге был оформлен патент, в следующем: во-первых, цветы нужно определенным образом срезать; во-вторых, после их стоит выдерживать при разных температурах в трех водах – сначала с хлоридом аммония, потом с сахаром и, наконец, с минеральными добавками. При таком выверенном подходе розы уже, может, и не пахнут, и вид имеют не как с куста, зато хранятся больше трех месяцев.

Пока Роман Шварцман углублялся в технологии, Михаил выстраивал бизнес-процессы. Поначалу он делал ставку на розничные продажи и даже изобрел под это новый формат – так называемые «цветочные супермаркеты». Цены там были на 10–15 процентов ниже, чем у конкурентов, плюс появился новый для рынка продукт – букеты по фиксированной цене. Покупатели оценили: первый «Цветоптторг» появился в начале 2007 года и быстро разросся в сеть, которая сегодня представлена почти 50 магазинами. Впрочем, потом Михаил Шварцман концепцию сменил: перепродал часть магазинов «Цветоптторг» игрокам помельче – с условием сохранения названия и обязательной закупки продукции у его «Дизайн-Карго» – и взялся за промышленное производство букетов.

В 2011 году рядом со своим родовым гнездом – большим домом в деревне Порошкино под Санкт-Петербургом – Шварцманы начали строительство серьезного производственного комплекса стоимостью 10 миллионов евро. Комплекс понадобился, чтобы «по методу Шварцманов» готовить к продаже цветы, прибывающие из-за границы и других регионов. Впрочем, по отзывам знакомых, Михаил был увлечен бизнесом гораздо меньше, чем его отец. Для него главной страстью был не бизнес, а спортивная карьера сына.

Цветочный принц

Роберт начал заниматься автоспортом в четыре года. Сначала это был картинг: в пять лет он начал участвовать в соревнованиях, а в шесть отец отвез его в Италию. Ту первую большую международную гонку в Лонато Роберт взял и выиграл – так встал вопрос о переезде. Шварцманы определили сына в спортивную школу на севере Италии, в провинции Фриули. Ездили по очереди, жили с ним по несколько недель.

Уровень затрат на учебу сына рос год от года. Как рассказывал позже Михаил в интервью, сначала он не осознавал, во что ввязывается, а потом было уже поздно – у Роберта начало все очень хорошо получаться. В 2008 и 2009 годах россиянин выигрывал международные гранд-финалы серии Easykart. В 2010 году Шварцман стал первым иностранцем, победившим на чемпионате Италии по картингу CSAI.

Михаил не пропустил ни одной важной гонки сына, и даже работая в Санкт-Петербурге, все время следил за его тренировками – благо, профессиональные трассы оборудованы камерами и родителям предоставляется эта возможность. Иногда даже ездил с ним сам. Например, рассказывал, как решил на пассажирском месте пройти с сыном немецкую гоночную трассу Нордшляйфе, когда-то прозванную гонщиком Джеки Стюартом «Зелёным адом». Она считается самой сложной кольцевой трассой в мире, и пассажиру на такой трассе еще сложнее, чем пилоту – укачивает.

Когда дело дошло до уровня «Формулы-3», затраты начали исчисляться миллионами евро в год. К счастью, карьера Роберта к тому моменту уже была настолько крепко выстроена, что им и заинтересовалась компания Ротенберга. «С этого момента я был уже просто папа», – не без горечи говорил в интервью Михаил Шварцман.

Он умер 17 апреля 2020 года в Санкт-Петербурге от коронавируса. Ему было 52 года. «Я не могу поверить, что тебя нет. Ты так много помогал мне в течение моей жизни и карьеры, а я не успел тебе отплатить. Ты был и остаешься лучшим отцом в мире», – написал в Instagram его сын, пообещав посвящать отцу все свои следующие победы.

Екатерина Дранкина

Комментарии