Кино-запрещёнка

11.11.2021

Евреи помогали Гитлеру, заразили мир раком и устроили «пражскую весну» – доказывали в советском фильме «Тайное и явное» под нацистскую кинохронику. Минюст России наконец признал картину экстремистской – и запретил.

Если вы думаете, что это пропагандистское кино – «Тайное и явное. Цели и деяния сионистов» – пылилось на полке и его никто не видел, то вы ошибаетесь. Фильм лежал в сети с 1999 года, а последний массовый показ прошел всего месяц назад. Правда, дело было в Еврейском музее и центре толерантности – в рамках 7-го Московского еврейского кинофестиваля. И показывали эту квазидокументальную картину как исторический документ, подтверждающий простоту перехода от якобы «лишь» антисионистских взглядов к открытому антисемитизму.

Впрочем, широкого проката у этого черно-белого фильма, выпущенного в 1973 году, все-таки никогда не было – даже в СССР. История тогда получилась странная. Директиву на создание картины спустили сверху: после Шестидневной войны 1967 года, когда советская сторона поддержала Египет и Сирию и разорвала дипломатические отношения с Израилем, в Союзе стала набирать обороты мощнейшая кампания по идеологической борьбе с сионизмом. Нужно было сильное пропагандистское кино, так что режиссера искали внимательно.

Выбор пал на Бориса Карпова. К тому моменту он уже получил Премию Ленинского комсомола, рассказав историю физика Игоря Курчатова в картине «Атомное пламя». А еще – завоевал приз Московского международного фестиваля за «Слово о русской матери» и приз Всесоюзного кинофестиваля за «Сергея Есенина». Правда, снял и картину про русскую православную церковь по заказу патриарха Алексия I, но в рамках борьбы с сионистами это могло быть даже на руку. В помощники для написания сценария ему выдали писателя Дмитрия Жукова, по иронии, часто переводившего именно еврейских авторов-фантастов – Айзека Азимова и Роберта Шекли.

Вместе они создали кино-Франкенштейна, от которого в ужасе отшатнулись даже те, кто им этот фильм заказывал. Тут, правда, стоит сказать, что сценарий, конечно же, предварительно одобряли в международном отделе ЦК КПСС. Плюс ко всему писали его в тесной работе с самыми солидными консультантами из Академии наук, МИДа и КГБ. Создателям фильма даже разрешили выехать в Европу для сбора материалов. И тем не менее принимать картину в «Госкино», Государственном комитете по кинематографии, не решились. Для начала взялись устроить «технические просмотры» для работников киностудий – нужно было изучить реакцию.

Два часа кряду первые зрители внимали главным идеям фильма: что сионисты сотрудничали с нацистской Германией, в том числе – в деле массового уничтожения народов СССР, что именно они навели смуту в Чехословакии, потребовавшей ввода советских войск в августе 1968-го, и что именно еврейские капиталисты правят империалистический бал. Все это сопровождалось одиозно подобранными кадрами, в том числе – из такого же псевдодокументального фильма, снятого в ведомстве Геббельса по указанию Гитлера. В том фильме – он называется «Вечный жид» и запрещен в России ещё с 2004 года – в сценах-инсценировках были вынуждены сниматься узники Варшавского гетто. Большинство из них были вскоре убиты. И этими кадрами пытались настроить советского человека против «раковой опухоли этого мира – Израиля».

Стоит сказать, что у фильма нашлись защитники, чей голос в «Госкино» пытались поощрить. Но оказался среди первых посмотревших и фронтовой товарищ Леонида Брежнева – кинооператор Центральной студии документальных фильмов Леонид Коган. Он-то и написал генсеку личное письмо с просьбой предотвратить выход фильма. «Там использованы кадры гитлеровских антисемитских картин! – с возмущением писал лауреат Сталинской премии. – Да и весь он проникнут духом чуждой нам идеологии, после него создаётся впечатление, что сионизм и евреи – это одно и то же». Под конец письма Коган спрашивал, «как мог появиться такой черносотенный фильм в стенах студии, которая награждена самыми высокими правительственными наградами».

«Студия и авторы фильма ясно представляли трудности, с которыми придётся столкнуться, работая над фильмом об идеологии и практике международного сионизма, – заявил заместитель председателя “Госкино” Владимир Баскаков, когда его призвали к ответу в ЦК. – Уже с самого начала создания фильма отдельные творческие работники выражали неприятие самой идеи и темы этой картины. Ещё не готов был даже первый вариант фильма, а в западной прессе уже появилась тенденциозная информация о нём. Группе приходилось проявлять максимальную осмотрительность и осторожность, чтобы не давать повода для обвинений в антисемитизме. Памятуя о сионистской идеологической установке, объявляющей антисемитизмом саму борьбу с сионизмом, студия и авторы пользовались только документальными материалами. Первый вариант фильма имел недостатки. “Госкино” не счёл возможным принять его и вернул фильм на студию для серьёзной доработки. Авторы приняли эти замечания и продолжают работу над фильмом».

Действительно, вскоре свет увидела вторая, сокращенная версия фильма – в ней было уже не десять частей, а восемь, да и из тех, по заверениям создателей, были «удалены наиболее острые эмоциональные эпизоды». Впрочем, авторы картины не преминули заметить, что из-за «доноса тов. Когана» им «пришлось поступиться творческими принципами» и изъять из фильма ряд эпизодов, «разоблачающих звериную фашистскую идеологию сионизма, что ослабило боевую направленность фильма».

Однако новый председатель «Госкино» Филипп Ермаш, сменивший Алексея Романова, при котором запускался в работу этот антисионистский фильм, решил, что картина все еще содержит явный налет антисемитизма. Он потребовал «исключить все кадры и дикторский комментарий с антиеврейской направленностью», не акцентировать внимание на том, «что сама еврейская религия призывает евреев уничтожать все другие национальности», а также «резко сократить чехословацкий эпизод, так как нельзя сводить всё, что произошло в тот период в Чехословакии, исключительно к проискам сионистов». Кроме того, он просил «не допускать перебора в вопросе связей фашизма и сионизма, Гитлера и еврейских капиталистов», а еще «убрать слова о “раковой опухоли” применительно к Государству Израиль».

После очередного указания переделать фильм режиссер Карпов прекратил над ним работу. Однако считается, что именно он вынес последнюю версию киноленты из стен монтажной студии. Вполне возможно, что так оно и было: он участвовал в «Русском клубе» – неформальном объединении русских националистов при Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры. Может, думал, что уносит то, что когда-нибудь станет памятником.

И вот в ноябре 2021 года его кино действительно стало памятником – экстремизму. Интересно, что иск направил прокурор Республики Коми и решение о запрете ленты принял Сыктывкарский районный суд. В Федеральный список экстремистских материалов картина «Тайное и явное. Цели и деяния сионистов» попала на основании лингвистической экспертизы. Выводы ее такие: «Рассматриваемое видео дает отрицательную оценку группе лиц, выделенной по совокупности признаков: национальному и идеологическому – “сионисты”, а также евреев как национальной группы в целом».

Комментарии