Горбачев отпустил евреев

02.03.2011

Сегодня исполняется 80 лет президенту СССР Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Именно в эпоху правления Горбачева советские евреи наконец получили возможность уехать из Советского Союза. Именно при нем началось возрождение еврейской культурной жизни в стране. Именно при Горбачеве были возобновлены дипломатические отношения с Израилем.

Историки пока не могут найти ответа на простые вопросы. Кем был Горбачев? Великим реформатором, задумавшим изменить систему, или партийным функционером, надеявшимся вдохнуть новую жизнь в отмирающие бюрократические структуры?

Сегодня самое время вспомнить, чем мы обязаны Михаилу Горбачеву. Гласностью, завершившейся в конце концов принятием закона о свободе печати. Демократизацией, приведшей в итоге к отмене 6-й статьи Конституции о монополии КПСС и появлению института свободных выборов. Началом кооперативного движения и падением железного занавеса, выводом войск из Афганистана, возвращением Сахарова из ссылки, окончательным разоблачением сталинизма, освобождением Восточной Европы, объединением Германии.

Евреи же, несомненно, обязаны Горбачеву снятием «железного занавеса». Сотни тысяч советских евреев, ранее только мечтавших о репатриации в Израиль или эмиграции в Америку, наконец получили свободу и покинули СССР. Те же, кто остался, в горбачевские времена стали вновь открывать для себя еврейскую культуру. В стране заработали еврейские театры, в синагогах начали открыто и массово отмечать еврейские праздники, активизировалась еврейская общинная жизнь.

В первые же годы горбачевского правления продолжалась советская политика сдерживания эмиграции и преследования еврейских активистов. В 1985–88 годах власти пытались показать, что положение евреев в СССР ничем не отличаются от положения остальных граждан и что антисемитизма в стране не существует. В феврале 1986 года корреспондент французской газеты «Юманите» задал Горбачеву вопрос о преследовании евреев. Генсек заявил: «Этот вопрос стал частью настоящей психологической войны против СССР... Евреи у нас так же свободны и равноправны, как и люди любой иной национальности».

Тем не менее запущенный самим же Горбачевым механизм реформ уже через несколько лет привел к массовому исходу евреев из СССР. Свобода выезда в сочетании с тяжелым экономическим положением в стране, страхом перед гражданской войной, погромами, слухами о возможном закрытии границы способствовали отъезду из СССР около полумиллиона евреев. В 1989 году из СССР выехало по израильским визам 71 238 человек, в 1990-м — 204 700, в 1991-м — 189 800 человек. Активизировалась иммиграция и других этнических меньшинств, имевших за границей национальные государства, — немцев, греков, корейцев и других.

Все в замороженной стране почувствовало оттепель и начало оживать — и не только хорошее. Настоящий ренессанс начался у национальных движений в союзных и автономных республиках. Но вскоре он стал походить на выпущенного из бутылки джинна. Горбачев, похоже, не понимал, как усмирить дикую энергию националистических движений. Он не был готов к межнациональным конфликтам, а потому не мог предложить иных рецептов, кроме старого средства — «спустить все на тормозах». В Карабахе, Сумгаите, Баку, Таджикистане, а затем и в Вильнюсе пролилась кровь.

В условиях свободы начали действовать антисемитские организации, которые пользовались поддержкой части государственного и партийного аппарата. Одним из самых активных антисемитских объединений стало общество «Память». На митингах «Памяти» в Москве и Ленинграде евреев обвиняли в «уничтожении национальных святынь, разрушении православных памятников» и даже в Чернобыльской катастрофе.

В Москве и других городах в апреле–мае 1988 года упорно культивировались слухи, что во время торжеств, посвященных тысячелетию крещения Руси, произойдут погромы. Распространению панических слухов способствовали также представители власти, рекомендовавшие евреям в мае-июне по вечерам по возможности оставаться дома.

Эпоха правления Горбачева, безусловно, один из самых неоднозначных периодов в российской истории. Однако еврейский народ, возможно, больше других должен быть благодарен Михаилу Сергеевичу. Ведь та свобода, которую он дал всему советскому обществу и евреям в частности, те демократические реформы, которые он провел в жизнь, спасли уже, по крайней мере, целое поколение евреев от ассимиляции.

Николай Лебедев