Диссидентка, жена диссидента

20.06.2011

В субботу, 18 июня, на 89-м году жизни скончалась Елена Георгиевна Боннэр, правозащитница, диссидентка, вдова Андрея Сахарова. Елена Боннэр принимала участие в создании Московской Хельсинкской группы и общества «Мемориал», отбыла вместе с мужем ссылку в Горьком. Вместе с правозащитниками всего мира она успела отметить в мае 90-летие Андрея Дмитриевича, память о котором бережно хранила более двух десятков лет. В последние годы, будучи тяжело больной, жила со своими детьми в Бостоне (США).

Елена Георгиевна Боннэр родилась 15 февраля 1923 года в городе Мерв Туркестанской АССР (ныне Мары, Туркменистан). Родного отца, Левона Саркисовича Кочаряна, Боннер не знала. Отца ей заменил отчим, Геворк Саркисович Алиханян, советский государственный и партийный деятель, в 1920-1921 годах— первый секретарь ЦК КП(б) Армении, в 1921-1931 — на ответственных партийных постах в районных комитетах РКП(б): Бауманского в Москве и ряда районов Ленинграда. В 1931-1937 работал в Исполкоме Коминтерна. Необоснованно репрессирован, расстрелян 13 февраля 1938 года, посмертно реабилитирован. Мать, Руфь Григорьевна Боннэр (1900-1987), была арестована 10 декабря 1937 года, а 22 марта 1938 года приговорена к 8 годам ссылки. Реабилитирована в 1954 году.

Дочь «врагов народа» уехала в Ленинград и поступила в Педагогический институт имени Герцена на вечернее отделение, но тут началась война. Ее взяли в санитарки, Боннэр была тяжело ранена во время авианалета, однако после лечения вернулась на фронт, работала медсестрой в военно-санитарном поезде. В 1942 году на фронте погиб первый возлюбленный Боннэр, Всеволод Багрицкий, сын Эдуарда Багрицкого и тоже поэт.

После войны Боннэр училась в медицинском институте, была исключена за высказывания об антисемитском «деле врачей», восстановлена после смерти Сталина, получив в итоге специальность врача-педиатра. Работала участковым врачом, врачом-педиатром родильного дома, преподавала детские болезни, была заведующей практикой и учебной частью медицинского училища в Москве, работала по командировке Минздрава СССР в Ираке. Отличник здравоохранения СССР.

С первым мужем, Иваном Васильевичем Семеновым, разошлась в в 1965 году. В этом браке родились двое детей — Татьяна (в 1950-м) и Алексей в (1956-м). В 1970 году в Калуге, во время суда над диссидентами Р. Пименовым и Б. Вайлем, познакомилась с Андреем Сахаровым, за которого два года спустя вышла замуж.

В 1975 году Елена Боннэр представляла Сахарова на вручении Нобелевской премии в Осло. В 1976 году она стала одним из учредителей Московской Хельсинкской группы, которую возглавила Людмила Алексеева.

Правозащитная деятельность Елены Боннэр стала причиной давления на ее детей. Их исключили из вузов, и в 1970-х годах они были вынуждены покинуть СССР.

В 1980 году Боннэр уехала вместе с Сахаровым в ссылку в Горький, а в 1984 году была осуждена за клевету на советский общественный и государственный строй.

В 1987 году Боннэр и Сахаров приняли участие в создании правозащитных обществ «Мемориал» и «Московская трибуна». После смерти Сахарова в 1989 году Елена Георгиевна продолжала заниматься правозащитной и общественной деятельностью и публицистикой. Главной ее заботой было наследие Сахарова, фонд имени которого она возглавила. Мнением правозащитницы, прославившейся несгибаемой политической позицией в советское время, соратники интересовались до конца ее жизни. В августе 2008 года Елена Боннэр осудила действия России в Южной Осетии в период вооруженного конфликта с Грузией.

Согласно пожеланию Елены Боннэр, урна с прахом будет захоронена в Москве на Востряковском кладбище, вместе с мужем, матерью и братом.

В некрологе, опубликованном в газете The Washington Post, отмечается: «От Елены Георгиевны исходило ощущение сильной, несгибаемой воли, и это впечатление было полностью оправданным. Она ездила за тысячи километров от Москвы, навещая политзеков в ГУЛАГе. Она делала все, чтобы прорвать молчание вокруг Сахарова во время его ссылки в Горьком. Она бросала вызов Горбачеву, Ельцину и Путину. Казалось, ее не могло сломить ничто».

«Ее забота была прежде всего сохранить правду о своем покойном муже, поскольку всегда после смерти заметных людей начинается фальсификация, каждая общественная сторона пытается себе присвоить этот авторитет. В общем, это довольно хлопотная работа, с которой она, в общем, вполне успешно занималась. В общем, она была человек незаурядный. Не забывайте, что она прошла всю войну, что она была ранена, контужена. И при этом до конца, до 88 лет оставаться столь активной в общественных делах – это большая редкость», — отметил в интервью радио «Свобода» правозащитник Юрий Кублановский.

Роберт Берг