Рептилии против евреев

26.07.2012

Бурную дискуссию вызвало в блогосфере интервью историка Юрия Жукова «Литературной газете», в котором он заявил, что сталинские репрессии прекратились после того, как в НКВД не осталось евреев:

«В НКВД на верхнем и среднем уровнях было большинство полуграмотных евреев. Почти всех убирают. И на тот свет, и в лагеря. Набирают новых — либо с высшим образованием, либо с незаконченным — с третьего, четвертого курсов, преимущественно русских. Тогда и началось резкое снижение арестов».

Реплика попала в антирейтинг публичных высказываний под названием «Дерьмометр» на сайте «Грани.ру» и вызвала массу откликов.

Юрию Жукову припомнили название его диссертации 1976 года — «Критика современной буржуазной англо-американской историографии развития советской культуры». Его утверждение опровергали цифрами, высчитывая процентный состав евреев в НКВД в разные года. «Жуков — это профессия или диагноз?» — интересовался один из пользователей. «У рептилий, к коим по всем параметрам относится г-н Жуков, нет понятия порядочности, нравственности, совести, чести...» — утверждал другой, призывая закончить взывать к совести автора цитаты в связи с ее отсутствием.

Jewish.ruобратился за научным комментарием к доктору исторических наук Геннадию Костырченко, который делит с Юрием Жуковым кабинет в Институте российской истории РАН. Публикуя его комментарий, мы искренне надеемся, что этот научный спор не вызовет жертв и разрушений в стенах уважаемого учреждения.

«Поскольку главный пафос почти всех исторических работ Юрия Жукова, изданных им в последние 15-17 лет, почти исключительно нацелен на морально-политическую реабилитацию Сталина, тому, что он поведал корреспонденту «ЛГ», удивляться не приходится. Правда, теперь он тщится оправдать диктатора, выставляя козлами отпущения за его преступления евреев.

Однако более чем прозрачно намекая на то, что «большой террор» 1937-1938 гг. — следствие так называемого еврейского засилья в советских органах госбезопасности, Ю.Н. Жуков показывает, что не только не состоятелен в научном плане, но и не оригинален. Задолго до него с подобным юдофобскими обвинениями выступил эмигрантский журналист и публицист Андрей Дикий (Зинкевич), который вместе с генералом А. Власовым сотрудничал в войну с нацистами, а в 1967 году выпустил на Западе книгу «Евреи в России и СССР» — сочинение, явно исполненное антисемитизма и во множестве разошедшееся в современной России. Версию о «еврейской вине» за «большой террор» подспудно стремился обосновать в своем, мягко выражаясь, спорном двухтомнике «Двести лет вместе» и Александр Солженицын, который, тем не менее, заклеймил Сталина как главного организатора произошедшего при нем колоссального «кровопускания».

Как известно, репрессии были инициированы в 1937 году на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б). Сталин наделил органы НКВД неограниченными полномочиями в борьбе с «антисоветскими элементами» Для этого он провел через покорное ему Политбюро серию соответствующих постановлений. Именно тогда так называемым «тройкам», включавшим руководителей НКВД, прокуратуры и партии на местах, было дано право творить во внесудебном порядке немедленную расправу (вплоть до расстрела) над всеми, кого объявляли «врагами народа».

Поскольку ключевым инструментом «большого террора» являлись региональные органы НКВД, важно отметить, что евреи в них, вопреки пафосу интервью Жукова, отнюдь не доминировали: на 1 марта 1937 там служили 1776 евреев, что составляло 7,4 % от всего личного состава. Правда, если брать верхний кадровый слой НКВД, то доля евреев в нем действительно была заметно выше. Однако утверждение Жукова о «большинстве полуграмотных евреев» «на верхнем и среднем уровнях» явно противоречит следующим реальным фактам: на 1 июля 1937 г., то есть на момент принятия репрессиями массового характера, на руководящих должностях в системе НКВД находилось 36 евреев (32 %) против 43 (38 %) русских вместе с украинцами. Особенно примечательно то, что к 1 сентября 1938 г., то есть еще до завершения «ежовщины», количество евреев в высшей номенклатурной элите органов внутренних дел упало до 32 (21 %), тогда как численность в ней русских и украинцев, напротив, резко возросла до 95 (64 %). Отсюда вывод: присутствие евреев в руководстве НКВД стало сокращаться отнюдь не при Берии, как изображает Жуков, а еще при Ежове. Берия лишь существенно интенсифицировал этот процесс, причем борясь отнюдь не с «еврейским засильем» в руководстве «органами», а проводя кардинальную «раскорчевку» ежовской креатуры, в которой, волею судеб, оказалось немало евреев».

На фото справа от Сталина — глава НКВД (1936-1938) Николай Ежов.

Яна Зайцева

Николай Лебедев