Еврей – находка для Нью-Йорка

02.12.2019

«Стану первым в США президентом-евреем», – поговаривал Майкл Блумберг ещё в университете. Каковы реальные шансы миллиардера, вступившего в предвыборную гонку, – в материале Jewish.ru.

«Малыша Майкла ждет провал. Он потратит много денег. Я знаю Блумберга, хорошо знаю – он не будет достаточно хорош. Но если он справится, я буду счастлив. С ним я бы хотел сразиться на выборах, как ни с кем другим». Так Дональд Трамп прокомментировал готовность миллиардера Майкла Блумберга участвовать в президентских выборах.

Блумберг на четыре года старше 73-летнего президента США – и в 17 раз богаче: его состояние оценивают в 52,5 миллиарда долларов. «Малышом» же 190-сантиметровый Трамп назвал потенциального соперника из-за роста в 173 сантиметра. Впрочем, давать обидные прозвища своим соперникам – давняя привычка Трампа. Куда интереснее подумать над тем, каковы на самом деле перспективы Блумберга стать 46-м президентом Соединенных Штатов.

О том, что Блумберг продолжит политическую карьеру и будет баллотироваться в президенты, говорили еще с 2008 года – тогда подходил к концу его второй срок на посту мэра Нью-Йорка. Но в итоге Блумберг управлял городом еще четыре дополнительных года, а во время двух последних президентских кампаний – в 2012 и 2016 годах – после некоторого колебания от выдвижения отказывался. Колебания были и в этот раз: зимой он собирался выдвигаться, весной – передумал, осенью – все-таки решился. В штабе Блумберга говорят, что решимость созрела на фоне ослабших позиций лидеров гонки: 76-летнего Джо Байдена подкосил скандал на Украине, 78-летнего Берни Сандерса – проблемы со здоровьем.

По возрасту Блумберг находится как раз между этими двумя кандидатами, а свои возможности побороть Трампа оценивает как «наивысшие». Другие кандидаты в президенты уже обвинили Блумберга в попытке «купить выборы»: на свою предвыборную кампанию миллиардер готов потратить беспрецедентную сумму из личных сбережений. Для начала – 36 миллионов долларов. Но для Блумберга эти слова значения не имеют. Для него главное – не допустить продления президентства Трампа, поскольку это «угрожает существованию страны и ее ценностям». На самом деле, если бы борьба действительно велась только между Блумбергом и Трампом, то первый по многим параметрам выглядел бы лучше.

В первую очередь, в отличие от богатого наследника Трампа, Блумберг –самый настоящий self made man, «человек, сделавший себя сам». Он родился в семье бедных еврейских эмигрантов – и мать, и отец были потомками беженцев из Российской империи – и вырос среди «синих воротничков» в небольшом городке в штате Массачусетс. Рассчитывать на учебу в колледже и блестящую карьеру на Уолл-стрит они никак не мог ­– но был при этом чрезвычайно амбициозен.

«Хотел управлять всеми процессами и руководить всем и вся», – вспоминала мать Блумберга Шарлотта. Она была очень важным человеком в жизни Майкла и поддерживала своего первенца во всем – кроме, пожалуй, желания стать президентом. «Эта страна еще не готова к президенту-еврею, – говорила 98-летняя Шарлотта. – В больших городах это не проблема, там можно опереться на еврейское население. Но в глубинке, где евреев совсем мало, боюсь, антисемитизма хватает».

Шарлотта умерла через три года после этого интервью, в 2011-м. Отец Майкла Уильям умер задолго до того – в 1964-м. Спустя полвека после его смерти сын пожертвовал 6,5 миллиона долларов на оснащение новейшим оборудованием скорой помощи в Иерусалиме – с тех пор она носит имя Уильяма Блумберга. Впрочем, Майкл об отце говорил теплых слов гораздо меньше, чем о матери. «Отец был бухгалтером на молочном заводе, мать – человеком с либеральными взглядами и свободным мышлением», – так он писал в своей книге «Блумберг о Bloomberg» в 2010 году.

Знакомые Блумберга подчеркивают, что у него не было особых склонностей ни к спорту, ни к учебе. Довольно средне окончил школу, затем – университет Джона Хопкинса в Балтиморе. Чтобы оплачивать учебу, работал на заправке. Лишь чтобы не отставать от однокурсников, подал заявку на магистерский курс в бизнес-школе Гарварда – и поступил. Там он впервые оказался среди людей, родившихся с серебряной ложкой во рту – но пасовать был не намерен.

В книге Джойса Перника «Майкл Блумберг: деньги, власть и политика» сокурсник Блумберга Джон Галотто вспоминает, что Майкл был помешан на успехе: «Он стремился убедить всех, что у него все получается естественно, но часто можно было увидеть, как в два часа ночи он тащит к себе кипу бумаг из класса информатики. Уже тогда он говорил друзьям, что станет первым в США президентом-евреем». Во время учебы Майкл и впрямь увлекся политикой. Он руководил студенческими клубами и объединениями, с удовольствием произносил речи – и к концу обучения стал весьма заметной фигурой.

В 1964 году, когда Блумберг окончил Гарвард, торговля акциями на Уолл-стрит не была чем-то престижным – и безродный выпускник легко получил работу в молодой компании Salomon Brothers. Он приходил на работу первым и уходил последним, был единственным, кто всегда был под рукой у начальства. За первые десять лет работы Блумберг дорос до начальника отдела продаж – и естественно, нажил много врагов. Один из них, член исполнительного совета компании Ричард Розенталь, решил поставить подножку молодому карьеристу и перевел Майкла в отдел технологий. Знал бы он, чем дело закончится. В 1981 году – после слияния Salomon Brothers с компанией Phibro – Майкл Блумберг потерял работу, но получил как генеральный партнер выплату в десять миллионов долларов. На эти деньги он основал компанию Innovative Market Systems.

«Все, что от меня требовалось, – это найти дополнительную услугу, которой не было на рынке. И я придумал собирать данные по ценным бумагам и давать клиентам возможность выбирать те из них, которые они считали самыми для себя важными. Плюс ко всему – предоставить программное обеспечение, которое позволит обычным людям, не математикам, произвести анализ предоставленной информации», – рассказывает Майкл в своей книге.

В 1982 году первым клиентом стала компания Merrill Lynch – она установила 22 терминала, вложив в идею Блумберга порядка 30 миллионов долларов. Через четыре года Innovative Market Systems была переименована в Bloomberg L.P. Впоследствии к аналитической системе добавились торговая платформа Bloomberg Tradebook, система обмена сообщениями Bloomberg Messaging Service и новостная лента Bloomberg newswire. На рынке медиа компания Bloomberg со своими сенсационными расследованиями и оперативной информацией стала важнейшим игроком. Майкл благодаря этому бизнесу вошел в десятку самых богатых людей мира.

В списке Forbes он – один из самых безупречных миллиардеров с точки зрения происхождения и распоряжения деньгами. Он уже потратил на благотворительность несколько миллиардов, а все остальные обещал отдать после смерти – и это при наличии двух дочерей.

В политике Блумберг проявил себя не хуже, чем в бизнесе. Но его конкуренты, конечно, именно здесь уже наметили несколько болевых точек для последующих ударов. Прежде всего, измена демократам. В политику Майкл Блумберг пошел в начале нулевых, к тому времени уже порядком устав от бизнеса. По сути, он всегда был центристом, но в американской политической системе такой опции для политической карьеры, к сожалению, не существует. До 2000 года Блумберг состоял в Демократической партии, но потом покинул ее, чтобы баллотироваться на пост мэра Нью-Йорка от республиканцев.

После восьми лет работы мэром он добился отмены ограничения на количество сроков – и ещё четыре года управлял Нью-Йорком не как республиканец, а как независимый политик. На предыдущих президентских выборах в США он поддерживал Клинтон, а потом и вовсе официально вернулся под крыло демократов – добиваться выдвижения в кандидаты в президенты он будет именно от них.

Ни о какой реальной смене политического окраса, впрочем, речи никогда не шло: достаточно сказать, что при активной поддержке Блумберга в Нью-Йорке были зарегистрированы первые однополые браки. Официально закон об однополых браках в штате должен был вступить в силу 25 июля 2011 года, но мэр города лично решил открыть роспись на день раньше – и даже организовал лотерею, чтобы определить те 900 пар, которые можно было успеть зарегистрировать за день: желающих, конечно, было гораздо больше.

Тем не менее Блумберг уже начал извиняться за ряд своих решений в качестве мэра Нью-Йорка. Например, за введенную им практику досмотра полицией подозрительных лиц. Блумберг уже заявил, что инициатива была ошибочной – он не ожидал, что полицейские будут досматривать преимущественно чернокожих и латиноамериканцев. Афроамериканцы остались не очень довольны и затеянной Блумбергом джентрификацией. Гарлем и Бронкс в результате этих преобразований стали гораздо чище и симпатичней, но традиционным жителям они стали не по карману – их оттуда постепенно вытесняет более состоятельная публика.

Даже борьба за здоровый образ жизни американцев, которую вел Блумберг на посту мэра, подвергается критике. Так, Верховный суд признал незаконной его инициативу ввести ограничения на продажу сладких напитков в кинотеатрах и развлекательных центрах. Еще кое-какие слова были сказаны зря: в своей книге он, например, написал, что его компьютерная программа может делать все, включая минет, и «вы, девочки, можете остаться не у дел». Тем не менее многие жители Нью-Йорка ценят Блумберга не меньше, чем его предшественника. Неслучайно городской законодательный совет Нью-Йорка разрешил Блумбергу баллотироваться на пост мэра третий раз подряд: он был мэром с 2001 до 2013 год.

Большая часть работы после терактов 11 сентября 2001 года – поднятие боевого духа в разбитом горем городе, борьба с преступностью, восстановление – выпала Блумбергу, и он с ней прекрасно справился. Он создавал новые рабочие места, боролся с бедностью и сбалансировал городской бюджет, в том числе за счет собственных финансовых вливаний: он не получал зарплату и не тратил бюджетных денег на поездки, доплачивал сотрудникам, плюс пожертвовал на городские медицинские и культурные программы около 263 миллионов долларов. Благодаря его работе Нью-Йорк «похорошел и стал во многих отношениях комфортнее».

Реальная опасность для Блумберга на этих выборах кроется, конечно, в обилии кандидатов от демократов – заявившись, он встал в очереди 17-м. Плюс он поздно вступает в борьбу и на этапе праймериз пропустит штаты, где голосование начинается раньше. Но уже есть некоторые обнадеживающие результаты: по опросам от 26 ноября, он вошел в пятерку кандидатов – правда, с рейтингом всего лишь 3%. У Берни Сандерса – 13%, у Элизабет Уоррен – 14%, у Пита Буттиджича – 16%, у Джо Байдена – 24%. Конкуренты сильные: большинство из них опытные политики, наработавшие существенно больший, чем у Блумберга, политический капитал. А Пит Буттиджич привлекателен еще и своей молодостью – ему всего 37 лет – и новизной: открытый гей, при этом исповедующий христианские ценности и ведущий скромный образ жизни. Миллиардеру, живущему весной и осенью в пятиэтажном таунхаусе в Верхнем Ист-Сайде, летом – в особняке в Хэмптоне, а зимой – на принадлежащем ему почти целиком горнолыжном курорте Mountain Haus в Колорадо, бороться с такими соперниками будет непросто.

Екатерина Дранкина

Комментарии