Фотомодель узнают в синагоге

27.12.2007

Самая востребованная фотографами модель еврейского происхождения Каприс Бурре может гордиться не только красотой, но и проницательным умом и хваткой удачливой бизнесвумен. В 90-х годах она приехала из Великобритании в Соединенные Штаты. За два года существования ее компания ByCaprice Lingerie and Swimwear вышла на мировой уровень по продаже белья и купальных костюмов. В эксклюзивном интервью еврейскому журналу JLifestyle Каприс рассказала, что помогло ей добиться успеха в столь противоположных сферах деятельности.

– Каприс, расскажите, пожалуйста, историю Вашего бизнеса и о самой марке.
– Бренд Caprice начался с подписания лицензии с компанией Debenhams в 2000 году, однако в феврале 2006-го, в силу определенных обстоятельств, я расторгла контракт и занялась созданием компании на собственные средства. Так что я являюсь 100-процентной ее владелицей.

– Чего Вы достигли с момента основания компании?
– За полтора года мы наладили сотрудничество с фирмами Debenhams, Asos, Figleaves, только что подписали договор с Littlewoods. Наша продукция представлена в Южной Африке, Германии, Америке.

– Как Вы пришли к решению, что хотите производить свою собственную одежду, после того как посвятили несколько лет ее демонстрации?
– После нескольких лет работы в Debenhams я начала неплохо разбираться в структуре этого бизнеса. По совету матери я выкупила лицензию. И оказалась права. Дело сразу пошло как-то слишком хорошо: на контракте с Littlewoods мы получили 420 процентов прибыли, с Debenhams прирост составил 126 процентов, мы вышли на миллионный уровень продаж, открыли филиалы в разных странах.

– Чем Вы руководствуетесь при выборе сфер для расширения бизнеса, какие критерии для Вас являются решающими?
– Критерии, как правило, стандартные. Но главную роль играет профессиональное чутье. Так, например, я решила остановиться на Южной Африке, так как знала, что там низкий уровень конкуренции, и я сразу поняла, что могу стать кем-то вроде монополиста. В Германии мы развернули широчайшую компанию продаж по каталогам, и статистика показала, что основной причиной высокого уровня продаж там стала моя популярность. Я стараюсь прислушиваться к внутреннему голосу.

– Планируете ли Вы создать мужскую линию?
– Нет. Женские вещи продаются лучше. Хотя я не могу предсказывать будущее, кто знает, что преподнесет нам завтрашний день. Однако, прежде чем пуститься бежать, я хочу спокойно прогуляться пешком.

– Рассматриваете ли Вы Израиль как потенциальный рынок для Вашей фирмы?
Да, Израиль мне интересен. Думаю, мы вскоре появимся и там. Пожалуй, я сама могла бы поехать туда и, используя накопленный опыт, организовать крупную маркетинговую кампанию. То есть сделать все возможное, чтобы люди узнали не только обо мне, но и меня. Например, для достижения этого в Южной Африке мне потребовалось три недели, за которые я успела посетить практически все важные мероприятия, сняться для обложек трех журналов и дать около ста тысяч интервью. Думаю, нечто подобное я могла бы проделать в Израиле, тем более что в ходе самопрезентации я изучаю структуру рынка и оцениваю свои возможности.

– Чего Вы ожидаете от людей, с которыми работаете?
– Честность, лояльность, страстная увлеченность своим делом, обширный кругозор, гибкость, упорство.

– Сколько людей у Вас сейчас работает?
– Из ближайших сотрудников могу назвать троих, остальных нанимают по субдоговору, поэтому я не способна назвать вам точную цифру.

– Какое влияние на Вашу жизнь оказывает Ваша известность, и как Вы к ней относитесь?
– Моя известность значит, что я могу заказать столик в шикарном ресторане в самую последнюю минуту, – это одно из преимуществ славы. К счастью, то обстоятельство, что я родилась и выросла в обычной семье среднего класса, исключило звездную болезнь. Думаю, мой бизнес развивается успешно только из-за того, что люди знают мое имя.

– Какое значение имеет для Вас ваше происхождение и есть ли у Вас любимый еврейский праздник?
– Я горжусь тем, что я еврейка. По поводу второй части вопроса, думаю, что любимый – Йом Кипур. Это единственный день, когда все идут в синагогу, ведь на самом деле мало кто посещает синагогу каждую субботу или по другим праздникам, но на Йом Кипур все собираются вместе.

– Когда Вы появляетесь в синагоге, Вас узнают?
Да, люди начинают оглядываться и шептаться.

– Откуда Ваша семья и что Вы знаете о ее истории?
– Кроме того, что наши корни из Польши и что с моей бабушкой по материнской линии произошло что-то ужасное, я не знаю практически ничего. Да и сама бабушка никогда не разрешала расспрашивать ее об этом.

– В Великобритании Вы сталкивались с антисемитизмом?
Нет, никогда.

– Несколько лет назад у Вас была фотосессия в Израиле, каковы Ваши впечатления от нее?
– От нее осталось множество прекрасных воспоминаний. Но главное заключалось в том, что наконец-то я могла есть все, что предлагают в отеле. Дело в том, что я соблюдаю кашрут еще с подросткового возраста. В Лондоне я знаю немного кошерных ресторанов и в основном питаюсь тем, что готовит моя мама, сложности возникают при поездках заграницу.

– В Лондоне часто отмечают Ваше присутствие на различных еврейских мероприятиях. Вы постоянно поддерживаете контакты с общиной?
– Да, как я уже говорила, мое происхождение очень важно для меня. Я горжусь, тем, что я еврейка, и хочу внести свой вклад в жизнь общины.


 

Оксана Ширкина