«Зовите меня еврейкой»

15.09.2011

Американская комедийная актриса Сара Сильверман прибыла на Международный кинофестиваль в Торонто, чтобы представить фильм со своим участием — картину канадского режиссера Сары Полли «Примите этот вальс».

В воскресенье на посвященной фильму пресс-конференции Сару окружила толпа папарацци, громко выкрикивавших ее имя. «Называйте меня просто еврейкой!», — как всегда в своем стиле отозвалась актриса. Сет Роген, партнер Сары по фильму, решил от нее не отставать и со смехом добавил: «Я, между прочим, тоже на еврея откликаюсь!»

«Примите этот вальс» — романтическая драма режиссера из Торонто Сары Полли. Главная героиня фильма — замужняя женщина, у которой наклевывается роман с соседом.

Сара Сильверман сыграла сестру героя Сета Рогена, страдающую от алкогольной зависимости. В фильме также снялись Мишель Уильямс и Люк Кирби. Следует отметить, что «Примите это вальс» — первая картина, в которой Сильверман рискнула сняться обнаженной.

В заключение пресс-конференции представитель косметической компании L’Oreal попросил актеров поделиться секретами красоты. На вопрос, что она готова сделать, чтобы поразить мир моды, Сара ответила: «Я могла бы нарисовать на лбу свастику!»

В прошлом году актриса выпустила автобиографическую книгу, вышедшую под язвительным заголовком «Недержание». «Это книга о девочке, которая ходит под себя», — объяснила тогда Сара. Мемуары Сильверман — это достоверное описание событий, приправленное характерным для актрисы едким юмором. «В процессе работы над мемуарами я не стремилась поделиться с читателями своей мудростью. Я написала эту книгу лишь потому, что я популярный комик, и это моя работа», — честно сообщила актриса в предисловии.

Сильверман начинает книгу с душещипательных воспоминаниях о своем детстве, которая она провела в штате Нью-Гэмпшир на северо-востоке США.

Актриса рассказывает о том, что, будучи единственной еврейкой в классе, испытывала чувство отчуждения и психологического дискомфорта. Чувство одиночества продолжало мучить Сару и в юности. О трагедии в семье — гибели в результате несчастного случая младшего брата — в книге упоминается лишь вскользь. Даже по этому поводу Сара не постеснялась съязвить, назвав главу о смерти брата, находившегося на попечении бабушки, «Мой первый провал». В главе «Еще один лагерь для евреев» Сара поведала читателю о своих невзгодах во время отдыха в детском летнем лагере. В 16-летнем возрасте Сара испытывала сильнейшую депрессию, достигшую таких масштабов, что она была вынуждена принимать до 10 таблеток антидепрессанта в день.

Сильверман меньше всего стремится вызвать у читателя жалость, рассказывая даже о самых болезненных фактах своей биографии, как о чем-то совершенно незначительном: «Возможно, отсутствие страха перед сценой вызвано многолетним ночным недержанием. Мои детские комплексы привели меня в профессию, в которой нечего терять». Сара пишет, что с детства обожала шокировать окружающих. В возрасте четырех или пяти лет она обнаружила, что нецензурная лексика может отлично насмешить, если знать, что, где и когда «сморозить».

В книгу вошли отрывки из переписки Сары с редактором книги и даже «эпилог от самого Господа Б-га». Парадоксально, но самые удачные фрагменты повествования — те, в которых Сильверман не так язвительна, даже в какой-то степени застенчива. Сара подробно анализирует случай, когда ее обвинили в расизме и уволили с телеканала NBC. Но и здесь Сильверман нашла возможность в очередной раз заявить о том, что ей все нипочем: «Мне наплевать, считаете вы меня расисткой, или нет. Для меня гораздо важнее, чтобы вам понравилась моя стройная фигура».

 

Полина Ковалевич