Рабби Нахман вдохновил Матисьягу (Видео)

14.08.2009

Знаменитый еврейский исполнитель хип-хопа и регги из Нью-Йорка Матисьягу — фигура уникальная. Этот хасид-певец популярен отнюдь не только среди еврейской аудитории. Его биография — история превращения бунтующего подростка, который баловался наркотиками, в тонкого музыканта-философа, размышляющего о мироустройстве.

Третий альбом Матисьягу Light («Свет») поступит в продажу в Израиле 24 августа. Первую песню этого альбома, которая называется One Day, уже прослушали около миллиона пользователей социальной сети MySpace. Регги-хасид, через музыку пришедший к Б-гу, побеседовал с корреспондентом Ynet о своих песнях, своей вере и о источниках вдохновения.

Исполнитель работал над новым альбомом два года. Значительную часть этого времени он посвятил изучению Торы, и, в особенности, трудов рабби Нахмана из Брацлава.

«На постижение этого я потратил последние несколько лет, — признается Матисьягу. — Новый альбом – плод моих трудов».

Письма рабби Нахмана послужили источником вдохновения для текстов песен Матисьягу.

«Смирение, безумие, риск, храбрость, голос сердца, пустота — все эти темы я затронул в новом альбоме».

— Чем новый альбом отличается от предыдущих?

— К работе над этим альбомом не привлекалась какая-то одна постоянная группа музыкантов. Вместо этого я собрал друзей, работающих в совершенно разных музыкальных стилях, и объединил их, чтобы внести нечто новое в свое творчество. Что касается текстов, то раньше я скорее следовал свободным ассоциациям, а в этот раз проводил некоторе время в тишине, обумывая и записывая варианты, а затем перерабатывал их. В песне «Тишина» я обращаюсь к Б-гу. Я хочу спросить у Господа: «Почему ты убиваешь нас?» А его ответом было бы: «Продолжай спрашивать». Эта жизнь предназначена для того, чтобы искать вопросы, которые отзываются в твоей душе, а ответы будут даны в будущей жизни.

— Два года назад источники в религиозных кругах поговаривали, что Матисьягу оставил ХАБАД и перешел к карлинским хасидам. Так ли это на самом деле?

— Хорошо, что вы спросили, теперь я могу прояснить ситуацию. Иногда я посещал карлинскую синагогу и однажды упомянул об этом в интервью, а после этого меня неожиданно объявили карлинским хасидом. Но я разный. А порой — никакой.

Почему мы обязательно должны называть себя тем или другим? Счастливый или грустный, хороший или плохой, такой или другой... Возможно, все более сложно. Возможно, мы счастливы и несчастны одновременно.

— Есть ли разница в восприятии вашего творчества еврейской и нееврейской аудитории?

Конечно, нет. Моя музыка — для каждого, кто готов ее слушать. Как только она выходит из меня и отправляется в мир, она больше не моя и принадлежит моим слушателям.

— Планируете ли вы поселится в Израиле постоянно?

— Даст Б-г, я обязательно туда перееду. А пока стараюсь бывать там при каждом удобном случае.

Яна Савельева