Вспоминая Эми

03.07.2013

В Лондонском еврейском музее открылась выставка, посвященная частной жизни Эми Уайнхаус, мятущейся поп-звезды, которую ее старший брат Алекс назвал «просто маленькой еврейской девочкой из Северного Лондона, одаренной большим талантом».

Выставка «Эми Уайнхаус. Семейный портрет» предлагает посетителям познакомиться с помощью аутентичных артефактов с детством, отроческими годами и стремительной творческой карьерой певицы — вплоть до присужденной ей посмертно премии «Грэмми».

К тому моменту, когда летом 2011 года короткая жизнь певицы (ей было всего 27) так неожиданно и трагически оборвалась, ее имя не сходило с первых полос желтой прессы всего мира. Конечно, нельзя отрицать, что этому способствовал скандальный образ жизни Уайнхаус и имидж, который она сознательно себе создавала. Столь скандальная слава под конец жизни уже не помогала, а скорее мешала певице, поскольку сенсационная новость о ее очередной выходке затмевала информацию о гастрольных турах или о релизе нового альбома. Экспозиция показывает, что в первую очередь эпатажная звезда была обычной девушкой, любившей свою семью и свой родной город.

«Мы попытались показать Эми такой, какой широкая публика ее не знала. За светскими сплетнями терялась незаурядная личность», — говорит исполнительный директор Лондонского еврейского музея Абигайл Моррис.

Символично, что еврейский музей расположен в Кэмдене — районе Лондона, где певица провела большую часть жизни. Здесь она бродила по комиссионкам в поисках редких старых записей, здесь она напивалась в пабах. В этом же районе в один июльский день 2011 года жизнь Эми трагически оборвалась в результате алкогольного отравления.

Редкие артефакты, иллюстрирующие жизнь Эми, собирали ее брат Алекс и его жена Рива. «Выставка — это дань памяти моей сестре, ее еврейским корням, ее семье и ее родному городу», — говорит Алекс Уайнхаус.

На выставке нашлось место, чтобы рассказать о семейных корнях Эми. Часть экспозиции посвящена ее прапрадедушке, приехавшему в Лондон из белорусского местечка в 90-х годах позапрошлого века. Как многие восточноевропейские эмигранты того времени, он мечтал попасть в Нью-Йорк, однако обстоятельства вынудили его осесть в лондонском Ист-Энде.

С многочисленных фотографий на нас смотрят прадед певицы, ист-эндский парикмахер, и бабушка, Синтия, научившая внучку гадать на картах таро. Среди многочисленных татуировок Эми был и портрет ее любимой бабушки.

В конце концов клан Уайнхаусов покинул Ист-Энд, переселившись в зеленый пригород Лондона, где Эми и родилась в 1983 году в семье Митча, влюбленного в джаз водителя такси, и аптекаря Дженис. «Особо религиозной наша семья не была, но традиции мы уважали», — говорит Алекс.

Посетители выставки узнают, что маленькая Эми любила вафли с арахисовой пастой и мультфильмы про песика Снуппи, а повзрослев зачитывалась романами Достоевского и Чарльза Буковски, что она могла с утра до ночи разгадывать судоку, увешивала себя множеством браслетов и коллекционировала входные билеты на концерты, которые посещала и в которых участвовала.

В экспозицию включены музыкальные альбомы из личной коллекции Уайнхаус, по которым можно судить о ее эклектичном вкусе — от Фрэнка Синатры до Телониуса Монка.

Организаторы выставки надеются, что у каждого ее посетителя останется впечатление, что Эми была действительно неординарной и сложной личностью — гораздо более сложной, чем ее изображала желтая пресса.

Николай Лебедев