«Мы думали, что евреи – тоже черные»

20.07.2012

Многие европейские ученые еврейского происхождения, переселившиеся в США, спасаясь от Холокоста, нашли работу в учебных заведениях южных штатов, где большинство студентов составляли чернокожие. Вкладу еврейских ученых из Германии и Австрии в развитие образования и науки на юге США и в борьбу с сегрегацией посвящена выставка «Еврейские ученые-беженцы в черных колледжах», организованная Национальным музеем американской еврейской истории в Филадельфии.

«Выставка рассказывает удивительную историю о том, как афроамериканцы помогли евреям. Среди ученых, нашедших спасение на американском юге, не было таких громких имен, как, например, Альберт Эйнштейн, которые могли найти работу в престижных университетах. В основном это были молодые исследователи, недавно получившие докторскую степень», — говорит директор Национального музея американской еврейской истории в Филадельфии Айви Барски.

Около 50 человек из числа нескольких сотен еврейских ученых-беженцев из Германии и Австрии нашли убежище в черных колледжах юга США. Можно сказать, что, в какой-то степени, они попали из огня да в полымя. Антисемитизм в научном сообществе США в первой половине прошлого века был весьма распространенным явлением. Кроме того, в годы Великой депрессии получить академическую должность недавно прибывшим ученым-беженцам, зачастую не особенно уверенно владевшим английским, было не просто.

Одним из таких беженцев был выходец из Австрии Виктор Ловенфельд. Покинув Вену в ноябре 1938 года, он нашел работу в Институте Хэмптона в Вирджинии. Ловенфельд был талантливым промышленным дизайнером и внес значительный вклад в развитие в США художественного образования.

81-летний Айзик Берд, юрист из Джексона, Миссисипи, был любимым учеником Эрнста Борински, иммигрировавшего из Германии социолога, преподававшего в Тугалу-колледже в Миссисипи. «В первые послевоенные годы наш штат был, пожалуй, чемпионом по части расовой дискриминации, — вспоминает Берд, — профессор Борински был одним из немногих, кто пытался изменить положение. Именно он способствовал тому, чтобы я стал юристом».

В Германии Борински был судьей. Оказавшись в США, он защитил докторскую степень в Питтсбургском университете, после чего нашел работу в Миссисипи. Марвин Хоффман и его жена Розалин Браун — ученые еврейского происхождения, преподававшие в Тугалу-колледже в 60-х, дружили с Борински. «В то время белая семья, принимавшая у себя в доме черных, должна была скрывать этот факт, — вспоминает Хоффман. — Борински, не желавший мириться с расистскими порядками, часто изображал из себя наивного иностранца, который, мол, не все понимает в новой стране. Возможно, именно поэтому он подчеркивал свой немецкий акцент».

Среди студентов Борински наибольшую известность впоследствии завоевала Джойс Ладнер, социолог и активистка борьбы за гражданские права чернокожих. Она стала первой женщиной, занявшей пост ректора Университета Говарда — одного из самых престижных «черных» учебных заведений Америки.

Для многих черных студентов колледжей профессора-беженцы из Европы стали первыми евреями, с которыми они познакомились «вживую». Учившийся у Борински Дональд Каннинген, ныне профессор социологии Университета Род-Айленда, вспоминает, что в маленьком городке в Миссисипи, в котором он родился и вырос, все были уверены, что евреи — тоже чернокожие: «Мои одноклассники и я в том числе просто не могли себе представить, что белые могут подвергаться таким преследованиям и дискриминации. Поэтому мы думали, что евреи — это тоже черные»

На фото из исторического архива штата Миссисипи — профессор Эрнт Собински в Тугалу-колледже, 1960.


Роберт Берг