«Камеди-клаб» на Бродвее

13.07.2010

Жанр стэндап (от англ. Stand-up comedy) — стиль комедийного представления разговорного жанра, в котором как правило один исполнитель выступает перед живой аудиторией. Этот жанр зародился в ХIХ веке, когда комики разогревали публику перед основным выступлением или просто развлекали зрителей в паузах между номерами. В Америке 60-х годов прошлого века стэндап приобрел характер самостоятельного, во многом бунтарского жанра. Его популярность росла на фоне распространенных в то время пацифистских настроений, вызванных неудачей США в войне во Вьетнаме.

Едкие шуточки, которые комики отпускают перед публикой, сегодня востребованы как никогда. Каждый год число ценителей стэндап-камеди стремительно растет, тысячи остроумных и незакомплексованных молодых людей мечтают сделать карьеру успешного резидента того или иного клуба. На сцене нью-йоркского «Камеди-клаб на Бродвее» сегодня можно увидеть наших бывших соотечественников, чей еврейско-эмигрантский юмор вполне успешно влился в струю мэйнстрима стэндапа. В их числе Олега Бокснера, выступающий под псевдонимом Алекс Флай, очаровательная Вика Куперман и многие другие. Бокснер-Флай берет зрителя советским антуражем: меховая шапка-ушапка, значок с портретом Ленина, нарочитый акцент. «Во мне достаточно еврейской крови для Гитлера, но только не для моего парня Дэвида Финкельштейна», — жалуется со сцены Вика Куперман, подшучивая над своим еврейством «по папе». Эмигрантской публике шутки Олега и Вики приходятся по душе — в зале раздаются взрывы хохота и звучат громкие апплодисменты.

Современные русскоязычные стэндаписты продолжают дело пионера русско-еврейско-американского юмора Якова Смирнова, блиставшего на эмигрантской сцене в 80-х. Творчество Смирнова кажется современным стэндапистам порядком устаревшим и отчасти пошлым. «Шутками про водку и про ляпы в освоении английского языка сегодня уже не насмешишь. Большим спросом пользуются шутки про программистов», — считает Олег Бокснер.

Сегодняшие русскоязычные стэндаписты, такие как Бокснер и Куперман, приехали в США еще в детском возрасте. Взрослея, они наблюдали за усилиями своих родителей найти достойную работу и «место под солнцем».

Семья Олега переехала в Нью-Йорк в 1980-м, когда ему было 8 лет. «Я рос не в России. Я еврейский парень из Бруклина, который только родился в Москве», — говорит Бокснер.

Основа их юмора — конфликт отцов и детей, оказавшихся по разные стороны баррикад из-за разного менталитета. Отстутствие уверенности в завтрашнем дне заставляло детей вместе с родителями преодолевать трудности новой действительности и шагать навстречу успеху с удвоенной силой.

«Не думаю, что молодые американские евреи сталкиваются с теми же трудностями, что и их русскоязычные сверстники», — считает писательница и стэндап-комик Анна Фишбейн, которая будет представлять свое шоу «Секс в Моммивилле» на августовском кинофестивале «Трайбека» в Манхэттене.

В возрасте девяти лет Анна с родителями приехала из Москвы в Чикаго. Ее детство прошло в «чертовски опасном районе в северной части города». Анна поступила в Чикагский университет, где изучала статистику. «Когда я сказала своему отцу, что хочу быть писательницей, он посоветовал мне получить стоящее образование, а потом писать в свободное время, как делал, например, Кафка», — говорит Анна.

В свои 30 Фишбейн наконец-то рискнула воплотить в жизнь юношескую мечту и заняться творчеством. В основном она пишет небольшие юмористические истории о своей жизни. «Хоть я приехала в Штаты ребенком, жизнь в России оказала влияние на мою личность. Как-то я сказала своему мужу-американцу, что, женившись на мне, он получил в жены частичку Советского Союза», — говорит Фишбейн.

Соня Бакулина