Аидише драма

11.11.2013

В конце октября в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе состоялась премьера канадского фильма, снятого на языке, которым его создатели не владеют. До начала съемок фильма The Pin («Контакт») даже режиссер Наоми Джей не знала ни слова на идиш. 


«Контакт» — это история любви, происходящая где-то в Восточной Европе в годы Холокоста. Ни точное место действия, ни даже имена героев зрителям не известны. Картина полностью снята на языке идиш и идет с английскими субтитрами.

Джей, выпускница Canadian Film Centre’s Directors’ Lab, ранее снявшая несколько короткометражек, не только не знает идиша, но и не имеет прямой связи с историей Холокоста, поскольку ее предки во время войны жили в Англии и Южной Африке.

Джей желала снять ленту, аутентичную во всем. Поэтому она настояла на том, чтобы актеры говорили только на идише — даже несмотря на трудности, с которыми создатели картины столкнулись в процессе подготовки к съемкам. В конце концов, благодаря усилиям продюсера Дэниэла Бекермана, съемки стартовали в апреле прошлого года в городе Гамильтон (провинция Онтарио).

Поскольку найти в Канаде молодых актеров, владеющих идишем, было практически нереально, Джей пригласила на кастинг тех, кто знает хотя бы какой-то восточноевропейский язык, рассудив, что им будет проще овладеть идишной фонетикой.

Главную женскую роль исполнила 24-летняя иммигрантка из Литвы Милда Гецаите, актриса и танцовщица. Перед кастингом она ни разу в жизни даже не слышала, как говорят на идиш. «Перед прослушиванием я подумала, что никогда в жизни не смогу заговорить на этом языке», — признается она.

Партнером Гецаите стал 22-летний уроженец Украины Григорий Пастернак. «Насчет идиша я знал только, что есть такой язык. Говорить на нем я, естественно, не умел», — признается актер в интервью The Times of Israel.

Оба актера приняли вызов и очень скоро удивили съемочную группу своими способностями в произношении звуков незнакомого языка. Два месяца ушло на интенсивные занятия с преподавателем языка восточноевропейских евреев Анной Берман и на заучивание текста сценария, переведенного на идиш преподавателем Йоркского университета Глорией Брумер.

«В тексте сценария я встретил многих знакомых мне слов, поскольку они были заимствованы идишем из русского и украинского», — отмечает Пастернак. Гецаите тоже была удивлена тем, что в детстве слышала некоторые слова на идише от своей бабушки. «Например, когда мы собирались на прогулку, бабушка говорила, что мы “гейн шпацирн”», — вспоминает она.

Носители идиша отмечают, что молодым актерам удалось в совершенстве овладеть фонетикой языка. «Узнав после просмотра, что эти молодые люди не владеют идишем, я очень удивился», — признается руководитель клуба по изучению идиша в ТоронтоYiddish Vinkl Сол Хермолин.

Режиссер фильма абсолютно удовлетворена результатом: «Но я не уверена, что в будущем займусь подобным проектом. Все это оказалось гораздо сложнее, чем я могла себе представить», — признается она.

Остается только надеется, что успех «Контакта», показанного на Каннском фестивале, заставит других режиссеров задуматься о съемках идишеязычных фильмов.


Николай Лебедев