Бабушка тяжёлого рока

08.04.2021

<p>Inge Ginsberg was born born in 1922 in Austria. In 1938, following the annexation of Austria by the Nazis, anti-Jewish laws were implemented, and thousands of Jewish families were evicted from their homes. Inge’s father was sent for forced labour at Dachau, but released and was deported on the St. Louis, the infamous ship that set sail from Germany on May 13, 1939 carrying more than 900 Jews fleeing Nazi persecution. The ship was denied permission to dock in Cuba, Canada and the US, and was forced to turn back to Europe. Inge’s father disembarked in the UK. Inge, her mother and brother were left in Vienna and went into hiding with fake documents. Inge worked in forced labour at night in a spinning mill. In return for Inge’s mother’s jewels, an influential count involved in smuggling, helped the family to cross into Switzerland. After a short time in a refugee camp, Inge was tapped to manage a villa set up by the American OSS to spy on Nazis and coordinate operations by partisan groups fighting the Germans. After the war ended Inge moved to Hollywood and became a journalist and composer for pop stars, sharing time between Israel and US. When she turned 96 she performed as a singer in the death metal band, “Inge &amp; the TritoneKings.”</p>

Под конец Дня Катастрофы и героизма, когда в Израиле всё возвращается к жизни, рассказываем историю 99-летней Инге Гинсберг. Она пережила Холокост, стала рок-звездой и до сих пор поёт свои хиты в Швейцарии.

Начало 2021 года 99-летняя Инге Гинсберг впервые за долгое время встретила далеко от сцены. В марте 2020-го у нее обнаружили COVID-19. Болезнь протекала тяжело, с высокой температурой и галлюцинациями. «Я не поняла, ни как заразилась “короной”, ни как ее пережила. Шесть недель будто из жизни стерли: память пропадала, голова не работала. Хотите знать, что такое настоящий блэкаут? Вот это он и есть», – рассказывала Гинсберг в недавнем интервью швейцарскому изданию Neue Zürcher Zeitung.

Последствия болезни вынудили ее переместиться из собственной квартиры в центре Цюриха в еврейский дом престарелых в двух кварталах от ее дома. Здесь Гинсберг проходит реабилитацию, но не оставляет надежды вскоре воссоединиться со своими компаньонами – речь идет о трех музыкантах-«металлистах», чьи лица раскрашены черно-белым гримом с черепами. Инге – вокалистка и автор текстов в дэт-метал-группе TheTritoneKings. В 2015 году с песней, где рефреном были строчки «Пой, ешь, пей и смейся, и тогда дьявол отправится в ад», они едва не попали на конкурс «Евровидение» – и с тех пор не оставляют мечты о покорении мировых чартов.

Инге Гинсберг родилась в 1922 году в Вене. После аншлюса 1938 года, когда Австрия стала частью нацистской Германии, отец Инге, еврейский торговец Фриц Нойфельд, сначала оказался в Дахау, а затем – в числе 937 пассажиров печально известного лайнера «Сент-Луис». Этот корабль, наполненный еврейскими беженцами, проделал путь из Германии до Кубы, но был вынужден вернуться обратно, когда карибский остров отказался принять пассажиров, несмотря на выданные им ранее визы.

В свою очередь, Инге вместе с матерью удалось бежать в Швейцарию и осесть в Лугано. Там Инге очень быстро вошла в контакт с американской разведкой и стала работать в пользу союзнических войск, участвуя в переправке агентов и оружия через границу с Италией. Гинсберг вспоминала, что однажды даже стала свидетелем переговоров американцев с генералом СС Карлом Вольфом, который предлагал капитуляцию немецких войск в Италии в обмен на собственное помилование. «Его привели на виллу около 4 часов утра, едва вырвав из рук другой группы партизан, которая собиралась прикончить генерала на месте. Тогда я еще не знала, что это за человек», – говорила она.

Соратник и друг Инге по шпионской деятельности Отто Колльман и стал ее первым мужем. Колльман был композитором и пианистом: в начале 50-х они с Инге ненадолго обосновались в Голливуде, где вместе писали песни для звезд вроде Дина Мартина и Нэта Кинга Коула. Но, как позже заявляла Гинсберг, «Голливуд быстро мне надоел». В то время мечтами она уже была на своей исторической родине, в Израиле. В 1956 году, бросив мужа, Инге улетела в Тель-Авив.

«Я видела себя живущей в кибуце, хотела возделывать землю и превращать пустыню в сад», – вспоминала она. Впрочем, жизнь распорядилась иначе. Вместо кибуца девушка приняла предложение руки и сердца от местного девелопера Ханса Крюгера, который в числе прочего владел долей в легендарном тель-авивском отеле «Дан». Этот брак продлился меньше, чем бракоразводный процесс. Вскоре Инге ушла к писателю и еврейскому эмигранту из Вены Курту Гинсбергу. Вместе с ним она переехала в Эквадор, хотя формально оставалась женой Крюгера вплоть до 1972 года. Именно Курт стал ее третьим и последним супругом. Инге взяла его фамилию и продолжает носить ее до сих пор – даже после того, как в 1999 году стала вдовой.

«Мне было уже за 90 лет, когда я осела в Цюрихе. Писала стихи и книги, но не стремилась на сцену. Мне казалось, что не так уж и много людей хотят услышать мои истории. И тогда один мой друг посоветовал обратить внимание на тяжелую рок-музыку. Он сказал, что к моим текстам и моей энергии этот стиль очень подходит», – вспоминала Инге Гинсберг о начале своей второй музыкальной карьеры. Но если в 50-х она сочиняла легкие тексты для джазовых пианино и труб, то в XXI веке музыкой 90-летней еврейки, пережившей Холокост, стал «дэт-метал» – вероятно, самая тяжелая и агрессивная разновидность музыки на земле.

Напарниками Инге Гинсберг стали три молодых цюрихских металлиста, вместе они объединились в группу TheTritoneKings. Их появление в 2015 году на телевизионном конкурсе «Швейцарский талант», победитель которого отправлялся на «Евровидение», произвело настоящий фурор. Под зубодробительные риффы Инге не пела, но выкрикивала строки своих стихов – призывала смеяться над смертью и перестать проживать жизнь в страхе перед ее концом. Несмотря на то, что группа не прошла отбор и заняла всего лишь 18-е место, после выступления Гинсберг стала настоящей звездой. «Бабушка дэт-металла» – так прозвали ее СМИ.

В документальном фильме «За кулисами шоу», посвященном Инге, есть такой эпизод: перед выходом на сцену в шоу талантов ее спрашивают, какой у нее талант. «Мой талант – выживать, – отвечает она. – Чтобы чувствовать себя молодым и сохранить энергию для жизни, нужно делать каждый день что-то новое – то, чего не делал никогда раньше». А потом добавляет, делая на камеру одну из асан йоги, которой занимается ежедневно: «Поверьте, я чувствую себя очень молодо. Я собираюсь дожить до 120 лет».

COVID-19 нарушил творческие планы госпожи Гинсберг и заставил ее сделать перерыв в карьере «дэт-метал-бабушки». Издание Neue Zürcher Zeitung называет ее старейшим жителем Швейцарии, который перенес коронавирус и остался в живых. В январе 2021 года Инге Гинсберг исполнилось 99 лет. Незадолго до этого она заявила, что не собирается задерживаться в доме престарелых. Вместо этого она хочет как можно скорее закончить курс реабилитации и вернуться домой, в собственную квартиру: «Мне нужно пространство, свое место. Я, как дикий цветок, не могу жить в тепличных условиях».

Комментарии