Еврей и золотая рыбка

25.11.2021

10 миллионов долларов и пальто – вот что потребовал «последний еврей Афганистана» от тех, кто спас его от талибов в Кабуле. До этого Забулон Симинтов заставил их погасить все его долги.

В конце 90-х «Талибан» – все ещё запрещенная в России организация, но говорят, это ненадолго – контролировал большую часть Афганистана, и Забулон Симинтов вроде как рвался уехать. Его семья жила в Израиле с 1998 года. Но ему самому очень не хотелось отдавать титул «последнего еврея Афганистана» своему заклятому врагу – раввину Исааку Леви, с которым он делил единственную синагогу Кабула. Поэтому Симинтов медлил. И тут вдруг «Талибан» пал. Тон еврея изменился моментально: «Уехать в Израиль? Какие у меня там дела? Почему я должен уезжать? Я не говорю на иврите. Я афганец».

Забулон Симинтов родился в 1959 году в семье ортодоксальных евреев в городе Герат. Позже он перебрался в Кабул. После того как в 1996-м талибы захватили власть, он ненадолго уехал в Туркменистан. Однако вскоре, оставив там жену с детьми на руках, вернулся обратно. Дом его был к тому моменту уже разрушен, и в итоге Симинтов нашел приют в единственной синагоге города, куда его пригласил раввин Исаак Леви. До определенного времени все у них было хорошо, но постепенно отношения единоверцев разладились. Заняв разные части синагоги, они старались лишний раз не встречаться. Постепенно нелюбовь друг к другу сменилась ярой ненавистью, слух о которой разошёлся по всему Кабулу, а затем и перешагнул границы страны. История единственных оставшихся евреев в Афганистане послужила основой для нескольких пьес и документальных фильмов.

В чем заключался истинный камень преткновения, узнать, видимо, уже не суждено. Только вот однажды дело дошло до того, что Забулон сообщил талибам, что Исаак устроил в синагоге бордель и торгует алкоголем. А Исаак в ответ – что его сосед распродает на черном рынке еврейские реликвии. Жалобы и доносы случались и раньше, так что талибы не обратили на это внимание. Тогда Забулон пошел дальше и сообщил, что Исаак – агент ЦРУ, а тот в ответ обвинил противника в службе на «Моссад». Тогда их обоих схватили и поместили в тюрьму. Впрочем, терпения наблюдать, как два еврея дерутся на каждой прогулке, ни у кого надолго не хватило. Пригрозив, что любой следующий донос закончится для обоих пожизненным тюремным сроком, их отпустили восвояси.

Вплоть до января 2005 года два еврея продолжали ежедневно осыпать друг друга проклятиями. А потом Исаак умер – ему было 80 лет. Симинтов остался единственным хранителем синагоги, организовав со временем в одном из ее помещений ресторан – чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Впрочем, со слов Симинтова, ресторан не приносил ощутимого дохода, в связи с чем он совмещал этот бизнес с продажей ювелирных изделий и ковров. Кроме того, ему регулярно поступали пожертвования от единоверцев из-за границы, а также от сочувствующих мусульман. Несмотря на все сложности, о которых он рассказывал в многочисленных интервью, покидать Кабул Симинтов до последнего был не намерен.

Мнение опять менялось по мере приближения талибов к Кабулу. В апреле Забулон все-таки изъявил желание покинуть его, но затем передумал. А незадолго до того, как талибы захватили афганскую столицу, вновь попросил помощи. Операцию по спасению инициировал нью-йоркский раввин Моше Маргареттен в паре с американо-израильским предпринимателем и филантропом Моти Кахана. За Симинтовым было решено отправить частный самолет, который вывез бы его в безопасное место. Но когда все детали были урегулированы, Забулон вдруг заявил, что как честный человек не может покинуть Афганистан, не расплатившись с кредиторами. Он попросил у своих спасителей внушительную сумму, размер которой, впрочем, не разглашался.

Те, конечно, несколько обомлели, но отойдя от шока, согласились – правда, поставив и свое условие: перед вылетом Симинтов должен был дать жене развод, которого она добивалась от него десятилетиями. Забулон уже хотел сесть на своего любимого конька и опять сказать, как и во все предыдущие годы, что он находится в другой стране и с современной техникой не в ладах. Но его быстро поставили перед фактом, что все пройдет по видеосвязи, которую ему организуют от и до. Был назначен день, все были готовы – Забулон на встречу не пришел.

Прошло еще две недели, прежде чем Симинтов собрался с духом и попросил о новом сеансе видеосвязи. Решение о формальном разводе пары в итоге принял раввинский суд Сиднея во главе с раввином Йорамом Ульманом. После этого, согласно уговору, Забулон получил деньги, закрыл все свои долги и 7 сентября 2021 года покинул Афганистан. В ожидании разрешения въезда в США, где у него живут родственники, Забулона поселили в одной из стамбульских гостиниц. К последнему еврею Афганистана было приковано внимание всего мира, что, видимо, несколько отразилось на его восприятии ситуации. Недавно он потребовал 10 миллионов долларов в качестве компенсации за отъезд из Афганистана, где якобы потерял все имущество. За эту сумму, которую он предъявил своим спасителя, он был готов даже приехать в Израиль – естественно, только на время, пока Штаты не дадут разрешение на въезд. Отдельную сумму он попросил на зимнее пальто. В случае невыполнения требований грозился вернуться в Кабул. С тех пор о Симинтове ничего нового не слышно.

Зато вдруг выяснилось, что он не был «последним евреем Афганистана». Из Кабула удалось выехать 83-летней Тове Моради. Она родилась в еврейской семье в Кабуле, но в 16 лет, влюбившись в мусульманина, сбежала из дома и вышла замуж. Однако ислам она не приняла – наоборот, всю жизнь тайно соблюдала еврейские традиции. Когда «Талибан» впервые захватил власть, четверо детей Товы Моради уехали в Канаду. Ее ближайшие родственники эмигрировали в Израиль еще в 60-х – родители похоронены на иерусалимском кладбище Гар а-Менухот, а сестры живы: их она недавно увидела по видеосвязи через 60 лет разлуки.

По ее словам, многие соседи знали, что она еврейка, но никогда не распространялись об этом, в том числе и при талибах. К слову, первые годы предыдущего правления «Талибана» Моради прятала в своем доме раввина Исаака Леви. Вместе с мужем они планировали вывезти его из страны, но, к сожалению, не успели – Леви умер. Правда, женщина помогла переправить его останки в Израиль – и говорит, что до сих пор в память о раввине хранит его паспорт.

На вопросы о Симинтове она ответила лишь одно: «Тот был бы рад избавиться от Леви». После падения Кабула в этом году дети Моради обратились с просьбой о помощи к еврейским бизнесменам в Канаде. Совместными усилиями женщину и шестерых ее родственников переправили в Албанию, а еще 25 членов семьи – в Эмираты. В скором времени все они должны получить разрешение на въезд в Канаду, а сама Моради надеется в ближайшее время посетить Израиль.

Комментарии