Что делать с арабами?

12.04.2001





Помните, когда-то товарищ Сталин назвал возглавляемую им империю СССР "осажденной крепостью". Дескать, мы строим счастливую жизнь, а вокруг страны советов скалят зубы "капиталистические хищники". На самом же деле осажденной крепостью с 1947 года стал Израиль. Не потому что там уж такая счастливая жизнь была, а потому что торчал Израиль острой костью в голодной глотке бедного араба. И это несмотря на то, что израильские арабы всегда жили намного богаче своих собратьев за пределами Земли Обетованной. В результате, основой идеологии Организации Освобождения Палестины (ООП) стал лозунг "Сбросить Израиль в море". Ликвидировать как "зловредное образование, глубоко чуждое палестинской природе и арабскому духу". Только недавно этот пункт был убран из хартии ООП. И только после того, как ословский мирный процесс (который начался в 1993 году) дал ощутимые результаты в виде полной автономии ООП и передачи ей 40% земель правого берега реки Иордан, а также создания своей автономной полиции (фактически — армии). И, наконец, согласия премьера Барака на отдачу Восточного Иерусалима под столицу будущего и очень скорого палестинского государства "Фалыстын".

После этого смотреть на карту Израиля, который и так не виден без сильной лупы, было бы невозможно из-за набежавшей слезы. Он не только бы уменьшился в два раза, но и оказался бы разделанным пополам. И совершенно очевидно, что через некоторое время после таких "реформ" еврейское государство на Ближнем Востоке попросту прекратило бы свое существование.

Однако мирный процесс, начатый Рабиным и Пересом, был прямым результатом зажиточной жизни израильтян. Ведь нежиться в джакузи много лучше, чем таскать "Узи". Пока они там нежились, Арафат вместе с Шимоном Пересом за ословский процесс стали лауреатами Нобелевской премии мира. Рабин может радоваться этому только посмертно, а Арафат премию использовал для войны, памятуя (сам, видимо, о том ничего не зная) римское присловье — хочешь мира, готовься к войне.

Помимо радостей жизни, в Израиле имелось все для того, чтобы сравнительно успешный араб чувствовал себя, тем не менее, человеком второго сорта. То, что в Израиле нет конституции, это араб переживет. Мало где она есть в арабском мире. Если уж англичане как-то живут без конституции, то чем Израиль хуже.

И вместе с этим — у арабов есть избирательные права. И в Кнессете заседало 12 представителей Арафата. И потому в премьеры прошел "трудовик", как бы левый (партия "Авода") Барак, сменивший ликудовца "ястреба" Натанияху, поскольку Барак проводил политику Рабина-Переса по умиротворнию Арафата. Что и дало ему голоса арабов.

В этой ситуации "левые" предлагают проводить реформы, и одновременно идти на уступки (так было до второй нынешней интифады), а правые ликудовцы (лидер — бывший министр обороны, герой войны Судного дня генерал Ариель Шарон) предлагают не идти ни на какие реформы и ни на какие уступки территории.

Первая позиция уже привела Израиль на грань пятой арабо-израильской войны, что касается вовсе не только этого региона. Как только привела, так сразу же цена на нефть за один день 12 октября подскочила на 5 долларов, достигнув рекорда в 37 с лишним долларов за баррель. Последствия второй позиции пока неизвестны. Просто давненько в Израиле (до прихода Шарона) не было правого правительства. Разве что Нетанияху, но и он во многом вынужден был идти на уступки — население, нежащееся в джакузи, требовало этого.

Между тем, политика бесконечных уступок: вооружение палестинской полиции Рабиным (на первых порах выдано было более 40 тыс. карабинов и автоматов, сейчас полиция, точнее армия, Арафата уже насчитывает 60 тысяч), получение автономии, затем согласие Израиля на государственность Палестины и даже на раздел Иерусалима привели только к эскалации насилия и взаимной ненависти. Более того, автономия по национальному признаку есть мина замедленного действия для стабильности и самого существования любого государства. Примеров тому — множество: СССР, Югославия, Чехословакия. Канада тоже все время под угрозой. Никаких автономий, поэтому, более быть не должно. Все автономии отменяются. Не говоря уж о такой глупости, как другое (враждебное!) государство внутри маленького Израиля.

Как же разрешить старую проблему? С одной стороны, есть понятие исторически сложившихся границ. Но с другой стороны, в историю входят и войны. В 1948 году арабы вместо того, чтобы строить свое палестинское государство, начали войну против евреев. И проиграли ее. А потом — проиграли еще три войны подряд. Вот и появились новые "исторически сложившиеся границы" — послевоенные границы, незыблемость которых, подтверждаются международными документами — Хельсинскими соглашениями от 1975 года. Да, там говорится о послевоенных границах 1945 года, но теоретически какая разница, о каких именно послевоенных границах идет речь, если говорится об "исторически сложившихся"?

Итак, все граждане Израиля должны выполнять законы. Тем же, кому этим законы никак не подходят, не возбраняется уехать. Никаких препятствий чиниться не будет. Даже, напротив, идя навстречу столь яркому желанию уехать (с отказом от метания камней) можно даже выдавать подъемные субсидии.



Вопрос в том, появиться ли в Израиле такое понимание разрешения затянувшегося конфликта?



Михаил Гененский,

по материалам русскоязычного издания "Лебедь" (Бостон)