Признание вины — свидетельство достоинства

12.04.2001





Трагедия в небольшом польском городе Едвабне, где в 1941 году были заживо сожжены 1600 евреев, с некоторых пор оказалась в центре внимания прессы, особенно на Западе. JEWISH.RU публикует заявление лидера христианской общины Польши, который публично признал историческую вину за содеянное преступление. В свое время католическая церковь сделала немало для разжигания антисемитизма в Европе. Достаточно вспомнить всем известное обвинение, что евреи якобы добавляют в мацу кровь христианских младенцев. Клевета столь же мерзкая, сколь и глупая, ибо по всем, кто хотя бы мало-мальски знаком с еврейской традицией, известно, что законы кашрута категорически запрещают употребление в пищу крови. Во время своего визита Израиль папа римский Иоанн Павел II (тоже поляк) официально попросил прощения за участие его церкви в преследовании инакомыслящих, в том числе и за содействие нацистам в годы Второй мирровой войны. Наша редакция всегда скептически относилась к излишней шумихе вокруг антисемитизма и Холокоста, но в канун праздника Песах, мы предлагаем вниманию своих читателей покаянное слово польского кардинала. Хорошо, что история расставляет все на свои места.

Текст письма печатается с сокращениями.

Главный редактор JEWISH.RU Василий ЖАРКОВ


Заявление Примаса Польши кардинала Юзефа Глемпа по радио "Юзеф" 4 марта 2001г. на тему трагедии в Едвабном.


Братья и сестры! Год назад один почтенный еврей сообщил мне, что вскоре должно быть озвучено дело Едвабного, населенного пункта в Ломжинской епархии, где поляки совершили убийство евреев. Действительно, в июле 1941 года, когда ломжинскую и белостоцкую земли оккупировали немцы, произошло ужасное убийство евреев. Убийство через сожжение живьем еврейского населения, которое поляки силой согнали в огромный стог сена, отрицать невозможно.

В конце февраля этого года дело было предано гласности публикацией книги профессора Яна Томаша Гросса "Соседи" (Jan Tomasz Gross, "Sasiedzi"). Разве раньше об этом не знали? Да, знали. Знали жители Едвабного и его окрестностей, знали власти местные и центральные. Это правда, что энциклопедии в статье "Jedwabne" упоминают об убийстве евреев, которое совершили немцы. По делу об убийстве в Едвабном прошли два судебных процесса, были заслушаны показания, представлены документы, вынесены приговоры, и люди знали правду об этой расправе. Книге Гросса придают характер сенсации, хотя это ее второе издание. Первое, которое рассказало о трагедии в Едвабном, разошлось раньше. Сегодня со страхом ожидают издания книги в английском переводе, ибо тогда якобы правда, открывшаяся для американцев, станет причиной резких нападок еврейства на поляков. Следует отметить, что версия описания событий в Едвабном уже была опубликована на английском языке, как следует из информации, помещенной в книге Гросса. Это дело немного напоминает убийство в Катыни: все знали, кто убил польских пленных, но официально надо было по крайней мере не знать.

Раз уж факт убийства и коллективный убийца известны, то для каждого возникают два вопроса: почему только спустя шестьдесят лет известный факт преподносится как сенсация и каковы были причины взрыва такой нечеловеческой ненависти и жестокости? Это дело имеет несколько измерений: историческое, этно-национальное, психологическое и, к сожалению, политическое. Меня как духовное лицо интересует прежде всего моральное измерение. Это связано с признанием ответственности поколений, которая заключается в обязанности просить у Бога прощения за грехи предков и просить прощения у потомков пострадавших. Естественно, масштаб признания вин зависит от осведомленности в объективной правде, то есть от изучения причин греха и обстоятельств совершенного преступления. Причины такого дикого и враждебного отношения поляков к евреям, не наблюдаемого в других частях Польши, должны быть изучены. Эту задачу следует оставить историкам и социологам. Нельзя упускать из поля зрения той принципиальной правды, что единственным источником систематического преследования евреев был гитлеровский тоталитаризм, и это течение иногда захватывало местные антипатии, которые и использовало в качестве орудий.

Я согласен с моим достопочтенным коллегой, который в газете "Wiezi" ("Узы") пишет: "Не будем искать каких-то воображаемых исторических документов, которые могли бы превратить трагедию Едвабного в незначительный эпизод". Да, не будем искать воображаемых документов, но не будем пренебрегать и добросовестными исследованиями. Лично я не хотел бы смешивать различные измерения этого дела.

Едвабне может найти место в программе определенных политических трений подобно тому, как это бывало в других случаях. Сдержанность по отношению к политическим программам решения каких-либо вопросов не означает, что их нельзя гармонизировать, не смешивая плоскостей. Поэтому я с признательностью воспринял письмо Господина Раввина еврейской общины в Варшаве, который необходимость акта обосновывает текстом Святого Писания и пишет: "60-я годовщина смерти польских граждан Моисеева вероисповедания является подобающим случаем, чтобы объединиться в общем трауре по поводу напрасной утраты множества человеческих жизней". Это подобающая духовная плоскость для погружения в траур по безвинно убиенным. Мы охотно сделаем это в Варшаве в совместной молитве поляков и евреев: либо перед памятником героям гетто, либо в каком-либо храме, либо в синагоге. В этом смысле я понимаю следующие слова Господина Раввина: "Убийство невинных людей не является местной трагедией, это трагедия всего мира". Так же, как и все человечество, мы скорбим о невинно пролитой крови в каждом народе. Убийства, совершенные в Едвабном, в Катыни, в Дахау, в Аушвице, вызывают в нас скорбь как в членах рода человеческого так же, как и убийства в Руанде, на Балканах или между соседями в Палестине.

Трагедия в Едвабном наводит на серьезные размышления. Речь идет не о поспешном и крикливом покаянии, а о справедливом взгляде на себя самого в покорности и правде. Мы не можем, совершая акты всеобщего раскаяния, предлагаемые политиками, чернить доброе имя тех, кто отдавал жизнь за спасение евреев. Нам непозволительно во имя справедливости наклеивать на какой-либо народ ярлык народа-убийцы. Мы не делаем этого в отношении немцев, среди который полнее всего проявился гитлеризм; так же точно мы не можем ослепление, на которое были спровоцированы люди Едвабного, распространять на весь польский народ.

В то же время крайне желательно во всех отношениях, чтобы мы как Костел совместно с людьми Моисеева вероисповедания просили у Бога прощения за грехи, совершенные против истины, явленной в Библии. Прося у Бога прощения, мы должны также поблагодарить его за "праведников", которые в одном и в другом народе не колебались, принося жертвы во имя справедливости, какой должен быть окружен каждый человек.

Tygodnik Powszechny, Nr. 10, 11.03.2001

С польского перевел Леонид Сокол