Терапия переговоров потеряла смысл

12.04.2001

Палестино-израильский конфликт напоминает нарыв, который может вылечить только хирургическое вмешательство — миротворческая операция ООН.

Чудовищный теракт в городе Хадера — взрыв рейсового автобуса — потряс весь Израиль

Ужасно, но к этим сообщениям с Ближнего Востока постепенно привыкаешь, и они уже воспринимаются как само собой разумеющееся. Взорван еще один автобус. Нанесен еще один ракетный удар. Обстрелян еще один населенный пункт. Брошена еще одна бутылка с зажигательной смесью. Убиты еще три, пять, семь человек. Ранены десять, пятнадцать, двадцать... Израильтяне карают палестинцев, палестинцы мстят израильтянам. Око за око, кровь за кровь. Никто не думает о том, сколько лет или десятилетий потребуется для того, чтобы восстановить то, что разрушается в эти дни. Речь не только о материальных объектах, превращающихся в руины. Речь об отношениях между народами, у которых есть только мрачное прошлое и кровавое настоящее. А будущего, как сегодня кажется, нет.

На прошлой неделе, в среду, был совершен новый чудовищный теракт — на сей раз на севере страны, в городе Хадера, что в 50 километрах от Тель-Авива. Двое израильтян были убиты и свыше шестидесяти ранены после того, как в одном из оживленных городских районов террористы привели в действие взрывное устройство, спрятанное в автомобиле. Исполнители теракта действовали с редкой жестокостью и хладнокровием: чтобы жертв было как можно больше, они улучили момент, когда к припаркованной у обочины автомашине в час пик приблизился рейсовый автобус, полный пассажиров, и нажали на кнопку радиовзрывателя.

Трудно сказать, был ли этот теракт запланирован заранее или он стал молниеносным ответом на произошедший двумя часами ранее в секторе Газа расстрел израильскими солдатами машины одного из командиров палестинских военных формирований "Танзим" Джамаля Абделя Разека. Израильтяне охотились за ним давно, обвиняя его в организации систематических обстрелов израильских блокпостов. Солдаты открыли огонь, после того как машина Разека не остановилась по их требованию.

Новый теракт в Хадере вынудил премьер-министра Эхуда Барака созвать экстренное заседание своего кабинета, чтобы определить, какие действия в сложившейся ситуации должно предпринять правительство. Среди прочих на обсуждение был вынесен и вопрос о возможности широкомасштабного вторжения израильской армии на территорию Палестинской автономии, если волна насилия будет нарастать.

Премьер Эхуд Барак и лидер правой оппозиции Ариэль Шарон едины в том, что исполнители и заказчики теракта не должны уйти от ответа.

Вчерашний "голубь" Барак сегодня выглядит "ястребом". Еще до заседания кабинета он пообещал свести счеты с исполнителями теракта в Хадере и "теми, кто их направляет". Все, кто следит за ситуацией на Ближнем Востоке, понимают, что эти слова премьера есть не что иное, как обещание новых силовых акций. Уже много лет в борьбе с террористами израильтяне придерживаются одной и той же тактики — немедленного ответа ударом на удар.

Однако, как выясняется, подобные решительные заявления уже не могут спасти тонущего премьера. В роли "ястреба" Барак многих не устраивает, как не устраивал и в роли "голубя"-миротворца, идущего на беспрецедентные уступки палестинскому лидеру Ясиру Арафату. Место "ястреба" занято лидером правого блока "Ликуд" Ариэлем Шароном: пока Барак заседал со своими министрами, правая оппозиция собрала в Иерусалиме многотысячный митинг, на котором Шарон призвал к отставке нынешнего кабинета и тотальной войне.

Почему же карательные меры сегодня уже не могут поднять рейтинг Барака? Дело в том, что в недрах израильских силовых структур в последнее время укрепляется мнение, что прежняя тактика борьбы с террористами по принципу "неотвратимого возмездия", предполагающего обязательный ответ на каждый теракт, неэффективна.

Но если не "возмездие", не широкомасштабные карательные акции, подобные операции "Гроздья гнева", проведенной в 1982 году на территории Ливана, то, собственно, что? Какие меры должен предпринять Израиль, чтобы защитить себя от террористов?

Единого мнения на сей счет нет. Шарон призывает к "тотальной войне" с палестинцами, однако понятно, что это игра на публику, чистое политиканство. До "тотальной войны", надо думать, все же не дойдет. Представители израильских спецслужб, напротив, предлагают сосредоточить усилия на тщательной разработке и проведении спецопераций, целью которых должны стать выявление и ликвидация конкретных исполнителей и вдохновителей терактов, а также их предотвращение. То есть своего рода "антитеррористическая профилактика". Такая тактика, считают израильские силовики, не даст сиюминутного результата, однако в долгосрочной перспективе может оказаться весьма продуктивной. И здесь — хочешь не хочешь — придется как-то координировать свои действия с палестинскими властями. "Без такого сотрудничества теракты будут продолжаться. Мы не сможем их остановить",- говорит шеф израильской полиции Йегуда Вилк.

Западный берег, город Наблус. Еще один эпизод войны израильских силовиков с исламистами — развороченная машина активиста организации "Хамас" Ибрагима Бани Одеха.

Пока в борьбе с палестинской интифадой Израиль полагается исключительно на свои силы. Лидер Палестинской автономии Ясир Арафат, напротив, стремится к интернационализации конфликта — всеобщему осуждению Израиля мировым сообществом и введению в зону конфликта миротворцев ООН "для защиты палестинцев". Главная цель Арафата — максимальная изоляция Израиля. Лидер палестинцев рассчитывает, что вслед за арабским миром от Израиля отвернутся и Европа, и коспонсоры ближневосточного мирного процесса — США и Россия.

На прошлой неделе Египет отозвал своего посла из Тель-Авива, а генеральный секретарь Лиги арабских государств (ЛАГ) Исмат Абдель-Маджид выступил в роли заправского "пиарщика" Арафата, пригрозив, что весь арабский мир свернет отношения с Израилем. По его мнению, арабы делают все от них зависящее, чтобы помешать "экспансионизму" Израиля, и теперь настала очередь действовать Западу, чьи интересы могут пострадать, если конфликт в этом стратегически важном, богатом энергоресурсами регионе будет развиваться.

Пока в Каире генсек ЛАГ призывал США и Европу вмешаться, Ясир Арафат прилетел в Москву на встречу с российским президентом Владимиром Путиным. "Встреча проводится по просьбе палестинской стороны. Больше ничего добавить не можем",- скупо прокомментировали ситуацию накануне встречи кремлевские чиновники.

Палестинский лидер Ясир Арафат в Москве убеждает Владимира Путина в справедливости борьбы палестинцев.

Что привело Арафата в Россию? Да то же самое, что и во время его предыдущего визита в августе этого года: желание, чтобы Москва пополнила международную группу поддержки "справедливого дела палестинцев". Пока Москва декларирует равноудаленность от обеих сторон конфликта. И подыгрывает то тем, то другим. В частности, поддерживая многие требования палестинцев, она не считает необходимым ввести в регион миротворцев ООН (напомним, что против этой идеи решительно выступает Израиль).

При участии Владимира Поляка (Тель-Авив)

Материал опубликован с разрешения издательства Итоги
Сергей Строкань
www.Itogi.ru