Выплата компенсаций жертвам нацизма: проблемы, хищения, обман...

12.04.2001



Решение о выплате компенсаций жертвам нацизма и тем, кто был вынужден работать по принуждению в "третьем рейхе", было сопряжено для Германии с решением целого комплекса проблем экономического и психологического свойства. Но, шесть лет назад, когда канцлер Гельмут Коль впервые облёк в словесную форму это намерение, никто не предполагал, что самым проблематичным звеном этой цепочки станет не сбор, а распределение средств. Увы, но всё новые скандалы и разоблачения, связанные с расхищением компенсационных денег, не только бросают тень на международный имидж России. Жертвами снова становятся те, кому предназначалась помощь.

Сегодня в Берлине состоялось очередное, уже третье по счёту, заседание так называемого кураториума — попечительского совета, наблюдающего за деятельностью немецкого фонда "Память, ответственность, будущее". С помощью этого фонда должна осуществляться выплата новых компенсаций жертвам нацистской диктатуры.

Очередное заседание попечительского совета, на котором обсуждались текущие организационные вопросы, проходило в непростой обстановке:не успел новый фонд консолидировать новые средства, как на свет Божий один за другим начали появляться факты, связанные с расхищением "старых денег" — то есть, тех, что выделялись для выплат компенсаций в течение последних шести лет.

Поистине разгромная статья была опубликована в только что вышедшем номере журнала "Штерн". В ней приводятся, в частности, такие факты:

С 94-ого по 2000-ый год на счёт российского "Фонда взаимопонимания и примирения", созданного для распределения компенсационных средств между теми, кто имеет право на их получение, было переведено порядка полумиллирда марок. 400 миллионов вроде бы дошли до конечных получателей, однако большинство из примерно 68-ми тысяч жертв нацизма, заявления которых были рассмотрены и удовлетворены, получили лишь первую выплату — 600-700 марок, в то время как общий размер компенсаций должен составить порядка 15-ти тысяч марок для узников концлагерей и порядка 5-ти тысяч для тех, кто трудился на промышленных предприятиях. Более тридцати тысяч поданных в российские отделения "Фонда взаимопонимания" заявлений не рассмотрены вообще. В настоящий момент выплаты не производятся, поскольку кассы фонда пусты, на балансе — лишь некоторое количество обесценившихся "ценных" бумаг. По данным еженедельника "Штерн", при проверке фонда соответствующими российскими органами была установила недостачу в размере более 80-ти миллионов марок. Вина за это возлагается как на бывшего председателя Виктора Князева, использовавшие деньги фонда для сомнительных финансовых махинаций, так и на российское правительство, которое должно было выступать в роли гаранта.

Чего стоят, скажем, такие факты: из 12-ти банков, в которых "Фонд взаимопонимания и примирения" имел счета, четыре за последние годы успели потерять лицензию. Самую крупную потерю махинации руководства нанесли фонду в 96-ом году, когда 244 миллиона марок, вложенные Князевым в "Тверьуниверсалбанк", за считанные месяцы растворились почти на треть. Порою разорившиеся банки возвращали фонду долги сомнительными акциями, а также мебелью и даже кондиционерами.

Россия — не единственная страна, в которой случаются подобные злоупотребления: В 94-ом году четыре миллиона пропали в Польше, два года спустя Александр Лукашенко попытался выплатить компенсации белорусскими "зайчиками" вместо марок, сочтя за благо придержать "немецкие миллионы" в госбюджете. Но по размаху хищений с Россией можно сравнить лишь Украину. Алексанр Савицкий передаёт:

"До середины 90-х годов Виктор Жердицкий был главой одного из самых крупных и преуспевающих коммерческих банков на Украине. "Кредобанк", которым руководил Жердицкий, казался настолько стабильным, что был рекомендован правительством как оператор по выплате компенсаций украинским остарбайтерам. По официальной версии, крах "Кредобанка" произошел в результате махинаций его руководства, которая под видом инвестирования в развитие цементной отрасли фактически расхищала банковский капитал через оффшорные фирмы. Именно путем подобных операций, по мнению украинских следователей, были похищены и 86 миллионов немецких марок, которые банк должен был выдать украинским жертвам нацизма. Впервые обвинение в халатности было предъявлено Жердицкому весной 97-го года. На следующий же день глава "Кредобанка" был арестован, однако осенью Жердицкого освободили из-под стражи под залог. Через десять месяцев Жердицкий был избран депутатом парламента и получил депутатский иммунитет. Его имя практически исчезло с газетных страниц, а выплата компенсаций остарбайтерам продолжалась из средств государственного бюджета. Лишь после ареста Жердицкого в Ганновере генеральная прокуратура Украины обратилась к Верховной Раде с просьбой лишить его депутатского иммунитета. Без этого, как признает прокуратура, выдача экс-банкира украинским властям остается невозможной".

Решение о снятии с Виктора Жердицкого депутатской неприкосновенности было сегодня принято Украинской Радой, однако существенного влияния на общественное мнение Германии этот факт, увы, не окажет. Никита Жолквер передаёт из Берлина:

Новая информация о пропаже очередных миллионов, предназначенных для выплаты компенсаций бывшим подневольным рабочим, пришлась весьма некстати организаторам немецкого фонда. Ведь половину из будущих десяти миллиардов пообещали внести немецкие предприниматели. Пока, однако, они собрали только три и три десятых миллиарда. Первая волна поддержки благородного дела довольно быстро схлынула и теперь инициативная группа объединения немецкой промышленности чуть не клещами пытается вытянуть деньги у злостных неплательщиков. Им рассылают письма, звонят по телефону, публикуют в газетах "черные списки". На одних такой прессинг действует, как, например, на немецкий филиал шведского концерна "Икея", который после долгих колебаний всё же согласился платить, другим — как об стенку горох. Наша фирма труд принудительных рабочих во время второй мировой войны не использовала, говорит, скажем, глава одного немецкого текстильного концерна, так чего же вы от нас хотите? Неплательщики не разделяют точку зрения организаторов фонда, что выплата компенсаций — это не просто восстановление исторической справедливости, но и повышение престижа немецкой экономики, укрепление её экспортных позиций, создание гарантий от возможных судебных исков против немецких фирм в зарубежных странах. После информации, подобной той, что опубликовал "Штерн", уговаривать предпринимателей станет еще труднее. Они могут теперь резонно возразить, что деньги всё равно разбазариваются, так что лучше их использовать с толком.

Среди фирм, которые пока отказываются внести свой вклад в фонд компенсаций — не только концерны с миллиардными оборотами, но и огромное количество средних предприятий. Они чувствуют себя вообще обойденными в процессе переговоров о его создании и теперь встают в позу обиженных. С нами, дескать, не посоветовались. И тем не менее представители и попечительского совета, и правления фонда, и инициативной группы объединения немецкой промышленности на каждой пресс-конференции демонстрируют оптимизм и выражают уверенность, что немецкие предприниматели в грязь лицом не ударят и внесут недостающие один и семь десятых миллиарда марок. В политических кругах такой оптимизм разделять явно перестали. Председатель парламентской фракции правящих социал-демократов Петер Штрук на днях не исключил возможности принятия специального закона, который обяжет все без исключения немецкие фирмы внести в фонд компенсации определенный процент со своей прибыли.

Есть и еще проблемы, которые тормозят создание фонда компенсаций. Дело в уже упомянутых юридических гарантиях. Германия согласилась начать выплату денег только после того, как американские суды отклонят коллективные иски бывших подневольных рабочих к немецким фирмам. Немцы хотят быть уверены, что им не придется платить дважды — первый раз добровольно, а второй — по суду. Только получив такие гарантии, германский бундестаг даст "зеленый свет" на перевод денег. Недавно суды США и в самом деле отклонили коллективные иски и вернули их адвокатам потерпевших. Но — пока не решена судьбы тех дел, в которых речь идёт о компенсации материального ущерба собственникам, ограбленным нацистами в фашистской Германии. На эти цели из будущего фонда предполагается выделить один миллиард марок. Американская судья Ширли Крэм, которая рассматривает соответствующие иски, сомневается, что этой суммы хватит. Она поручила финансовым экспертам произвести дополнительные расчеты. Своё заключение они представят не ранее января. И едва ли американские бухгалтеры сочтут миллиард достаточным. Для сравнения: швейцарские банки выделили на эти цели два миллиарда с четвертью.

Новости из США поступают различные, говорит председатель правления фонда Михаэль Янсен. Я по-прежнему надеюсь, что американская судья примет решение уже в ноябре, что позволит нам выйти в бундестаг с просьбой перевести деньги. Но, может быть, дело затянется и до января. В любом случае, однако, у меня нет никаких сомнений, что немецкие предприниматели своевременно внесут свою долю. У нас, заявил Янсен, имея в виду Германию, достаточно денег, чтобы выполнить взятые на себя обязательства. Очевидно, однако, что в этом году выплаты компенсаций бывшим подневольным рабочим "третьего рейха", увы, не начнутся. Возможно, что волна разоблачений, появившаяся сейчас в немецкой прессе, связана с перестановками в российских структурах: как только возникла реальная перспектива появления денег, интерес к должностям в руководстве российского фонда существенно возрос, что привело к известным столкновениям. Так, в начале сентября на пост главы наблюдательного совета "Фонда взаимопонимания" была назначена вдова Собчака Людмила Нарусова, которая, засучив рукава, принялась обличать и наводить порядок. Новым шефом фонда стал бывший сотрудник президентского аппарата и комитета госбезопасности Александр Сазонов.

Однако я думаю, что куда больше, чем кадровые перестановки вокруг хлебной должности, бывших остарбайтеров интересует то, чтобы их деньги не оказались снова вложенными в какой-нибудь сомнительный банк. Что может сделать для этого немецкая сторона и почему ничего не было сделано в прошлом — спросила я Лотара Эверса, председателю Всегерманского объединения поддержки бывший принудительных рабочих:

"Не следует забывать, что старый" фонд, созданный в Германии ещё при Коля, совершенно осознанно не желал никого проверять. В немецком языке есть хорошее выражение "Stiften gehen" — дословно "пойти пожертвовать. Это означает, люди жервтуют ради того, чтобы поставить "галочку". Дальнейшая судьба их пожертвований их не инетерсует. Именно так и происходило, к сожалению, до сих пор в Германии, немецкая сторона хотела лишь, чтобы российские партнёры расписались в получении денег, после чего немцы "умывали руки". А о том, что российские контрольные органы вызывали сомнения, я слышал уже давно, в том числе и от самих бывших "остарбайтеров". Надеюсь, что новый фонд — "Память, ответственность, будущее" — сумеет разработать механизмы, предупреждающие попадание денег в "не те" банки. В частности, я ещё рекомендовал бы более тесно сотрудничать с местными организациями и объединениями бывших жертв".

То есть, вы за децентрализацию системы распределения компенсаций?

"Безусловно. Но центр должен нести ответственность за сохранность денег. То есть, я считаю, что следует децентрализовать не сами деньги, а систему их распределения, в частности, систему подачи и рассмотрения заявлений".

Что вы можете сказать неплательщикам" из числа немецких фирм, которые сейчас, возможно, скажут "Мы не хотим, чтобы наши деньги разворовали там, на Востоке?"

"Это не вопрос Востока и Запада, а проблема богатства и бедности. Опасность коррупции возрастает в странах со слабой экономикой, в этом ничего нового нет. И задача Германии в этой ситуации — не наказывать людей за недостатки системы, а создать собственные структуры, которые смогут обеспечить поступление денег по правильным адресам".



Сказал в интервью нашей радиостанции Лотар Эверс, председателю Всегерманского объединения поддержки бывший остарбайтеров.

Дополнительная информация о выплате компенсаций: на сайте Немецкой волны.

Анастасия Рахманива