Они получат именно то, чего заслуживают?

12.04.2001





Первой реакцией на коллапс правительства Эхуда Барака и объявление досрочных выборов становится чувство удовлетворения: "Они получат именно то, чего заслуживают". Они действительно получили то, чего заслуживали, поскольку им не хватило ума удержать заветный приз, который практически был у них в руках. Они заслужили то, что получают, поскольку они упустили золотую возможность для диалога, для примирения, для сотрудничества с первым партнером, который приоткрыл для них дверь — дверь, ведущую к образованию независимого государства.

Глава администрации палестинской автономии Ясир Арафат и другие члены руководства автономии получают в реальности именно то, чего они заслуживают, поскольку они пренебрегли возможностью сотрудничать с Бараком. Они заслуживают то, что им придется получить, даже если теперь они пойдут на попятный — поскольку они получат, скорее всего, премьер-министра, возглавляющего экстремистское правительство, который ввергнет нас в пучину кровавой конфронтации. Вполне возможно, что им станет автор навязшей в зубах фразы "Они получат что-нибудь только тогда, когда кое-что отдадут".

Разумеется, мы признаем, что Барак не является сокровищем из чистого золота. Его трудно назвать даже полудрагоценным. У него есть очень серьезные личные недостатки — он явно страдает мегаломанией и искренне считает, что является для всего человечества даром Б-жьим в сфере политической мудрости и не нуждается в чьих-либо советах.

Как бы то ни было, он оказался первым премьер-министром Израиля, который осмелился предпринять столь смелые шаги в направлении переговоров о мирном урегулировании с палестинцами, и даже бывший премьер-министр, занимающий ныне пост министра по региональному сотрудничеству, Шимон Перес, будет вынужден признать это. Предприняв столь далеко идущие шаги, Барак пошел на огромный политический риск.

В то время как партнеры Барака по правительству, склоняющиеся к проведению жесткой линии, раз за разом критиковали его за проводимую им политику "несоразмерных уступок", именно Арафат помог врагам мирного процесса, упорно отказываясь продолжать трезвые и спокойные переговоры. Почему же он думает, что то, что устраивало египетского президента Анвара Садата в его последние годы, недостаточно хорошо для него?

Барак, который так любит играть в шахматы сам с собой, был не прав в своем стремлении "положить конец торговле" между палестинцами и израильтянами в контексте таких переговоров о мирном урегулировании, результат которых мог бы удовлетворить Арафата. Так или иначе, план, предложенный американским президентом Биллом Клинтоном, и те соглашения, которые предлагал ему Барак, не удовлетворили главу палестинской автономии. Вообще говоря, такая ситуация может сложиться в любом переговорном процессе.

Только в том случае, когда переговаривающиеся лидеры сидят напротив друг друга и говорят, говорят, — день за днем, неделя за неделей, — то первоначально жесткие позиции начинают немного смягчаться, и партнеры, быть может, оказываются способны сделать некие шаги навстречу друг другу. Если же отсутствует диалог между сторонами, а партнеры ограничиваются взаимными обвинениями, то пространство для переговоров просто отсутствует.

Тем не менее, именно такой тактики придерживался Арафат. Со времени последней встречи в Кэмп Дэвиде он посетил не менее сорока столиц различных государств. Что, интересно, мог он рассчитывать найти в Тимбукту среди экзотического пейзажа, когда земля буквально горит у него под ногами, а его народ нуждается в немедленном решении насущных проблем?

Пресловутая интифада Аль-Акса — результат подстрекательской политики Арафата, тщательно им аранжированная, — только расширила пропасть недоверия и ненависти между двумя народами и явилась прямым призывом к фанатикам перейти к активным действиям. Арафат внес решающий вклад в дело низвержения кабинета Барака и открыл двери для режима, который перекроет путь к миру.

"Мы хотели бы, чтобы он оказался палестинским Бен-Гурионом", — заявил заместитель министра обороны Эфраим Снэ об Арафате, — "однако он желает быть новым Саладином". Арафат упустил предоставленную ему великую возможность, и никто не может ответить на вопрос — почему, собственно, это произошло. Его приближенные на этой неделе озвучили мысль, что их, на самом деле, не интересует, какая из основных партий победит на предстоящих выборах, поскольку, как они считают, Авода и Ликуд — для них одно и то же. Ведомые этой изумительной мыслью, Арафат и его сторонники в свое время приложили усилия к тому, чтобы свалить правительство мирного курса Рабина, возглавленное Пересом, и споспешествовали приходу к власти Беньямина Нетаньяху.

Ведомые подобными заблуждениями, они будут всячески способствовать успеху избирательной кампании под лозунгом "Только Ликуд сможет сделать это!". Что они никак не могут взять в толк — так это то, что чудо с правительством Бегина, которое отдало назад до последнего дюйма всю Синайскую пустыню, никогда уже не повторится.

Согласно другому взгляду на данную проблему, Арафат потому приветствует приход к власти партии Ликуд, что он способен организовать яростную вооруженную конфронтацию, побудить арабские государства открыть второй фронт на границах Израиля и таким образом заставить мировое сообщество осуществить вооруженную интервенцию и принести таким образом, как он думает, решение проблемы. Если за его действиями и в самом деле кроется такая стратегия, то это значит, что Арафат и его последователи просто не понимают, что шесть миллионов евреев Израиля, прожив 52 года в условиях независимого государства, просто не допустят такого грубого, оскорбительного нажима и не уступят силовому давлению. Такая эскалация взаимной ненависти проявится в реальных действиях, что, в свою очередь, приведет к конфронтации пугающего масштаба, в результате которой мы получим вечную войну между Израилем, которым будут править фанатики, и палестинцами, ведомыми фундаменталистами.

Барак будет находиться перед выборами в чрезвычайно уязвимом положении. Ему придется дать ответ на вопрос, почему избиратели должны проголосовать за него во второй раз, если он однажды уже не справился с руководством страной. Он не принес государству ни мира, ни безопасности, — поэтому его правление может быть охарактеризовано как неуспешное. И тем не менее, хотя Барак не имеет в своем распоряжении большинства в Кнессете для того, чтобы проводить более решительные политические меры, даже самые неблагоприятные для него данные опросов общественного мнения показывают, что он все еще пользуется достаточной поддержкой избирателей, чтобы делать все, что в его силах, для достижения целей своей политики мирного урегулирования.

Выборы могут превратиться в общенациональный референдум, если Арафат перестанет изображать из себя Саладина и трансформируется в прагматичного переговорщика. В течение того промежутка времени, которым он располагает, — а пять месяцев — это достаточно большой период, — Барак может полностью сосредоточиться на стремлении возродить мирный процесс и возлагать надежды на то, что ко дню выборов он вновь сумеет воссоздать механизмы поддержания диалога и многоступенчатой политики мирного урегулирования. Это может позволить ему просить у избирателей разрешения закончить то дело, которое он начал.

Если же Арафат не сумеет ухватить за хвост эту последнюю надежду, пока она не ускользнула у него из рук, то следующее правительство Израиля будет проводить линию непримиримости и конфронтации.

Наша первая реакция удовлетворенности на известие о новых выборах говорит нам, что Арафат и его сторонники получили то, что они заслужили. Однако голос разума говорит нам о том, что никто не заслуживает такого мрачного будущего — ни палестинцы, ни израильтяне.

Материал подготовил

Михаил Варгафтик.