Лариса Долина

12.04.2001

Лариса Долина

Корр. Вы на эстраде уже тридцать лет. Как Вам удалось остаться на плаву и все эти годы быть одной из самых популярных певиц? Рискну предположить, что в шоу-бизнесе удержаться, пожалуй, труднее, чем во многих других артистических профессиях...

Л.Д. Мне важно было доказать всем, что я собой представляю, и доказывала я это очень много лет. Пятнадцать лет отдала джазу, на этой музыке воспитывалась, я очень хорошо знаю, что такое джаз и импровизация, поэтому могу петь в разных стилях. Недавно был проект с Евгением Светлановым "Шлягеры уходящего века", который с успехом прошел в Москве и в Петербурге. Недавно я записала саундтрек к "Сибирскому цирюльнику" Никиты Михалкова — песню "Запретная любовь". Ее английский вариант прозвучал в моем исполнении на закрытии Московского кинофестиваля.

Корр. Широкий же у вас диапазон — от песен про женщину в тапочках до джазовых импровизаций. Как же публике не растеряться, ведь в шоу-бизнесе каждый артист ориентируется на кого-то: вот Алла Пугачева любит говорить про своих поклонниц из парикмахерских и прачечных, Наташу Королеву любят маленькие девочки, Ирина Аллегрова — роковая женщина, а ваши поклонники — кто они?

Л.Д. Обычно певица или певец выбирают стиль, который им ближе всего, и работают в нем. У меня этих стилей так много, что я не могу себя причислить ни к одному. Я пою в разных стилях совершенно разную музыку, поэтому на мои концерты приходят и парикмахерши, и колхозницы, и интеллигенция, и научные работники, и дети. Мне кажется, что я образовываю публику, пою музыку, которая созидает, что далеко не о всякой музыке можно сказать.

Корр. Вы, наверное, намекаете на какие-то радикальные течения рок-музыки, которые иногда выглядят угрожающе?

Л.Д. В рок-музыке есть многое: есть, например, традиционный рок-н-ролл, танцевальная зажигательная музыка — ее слушаешь и не можешь усидеть на месте. Есть рок мелодический, к которому относятся такие группы как "Deep Purple" или же Джон Бон Джови. У них есть очень красивые мелодии, которые становятся шлягерами не только для подростков, но и для нормальной солидной аудитории. А есть тяжелый рок, так называемый хэви метал, который разрушает. Есть панк-рок, который тоже разрушает. Вот к такому панк-року относится Мэрилин Мэнсон: у него такое отрицательное обаяние и он настолько негативен, что на его концертах люди впадают в транс, становятся ненормальными.

Или Майкл Джексон — я его просто обожаю, но когда я вижу, что творится с публикой на его концертах — девочки падают в обморок, их увозит "Скорая помощь"... Мне так это странно, он ведь созидатель, он поет хорошие оригинальные песни, но почему-то на подсознательном уровне они действуют негативно. Были случаи, когда из-за Виктора Цоя девочки хотели свести счеты с жизнью, прыгали с балконов. Я помню жуткий эпизод, когда три девочки лет четырнадцати написали своим родителям последнее письмо: "Витя, мы не можем без тебя существовать и жить", и с десятого этажа сиганули вниз. Хотя он наверняка не предполагал, что его песни могут так подействовать на публику...

Корр. Артист, увы, не может гарантировать, насколько остро люди будут на него реагировать.

Л.Д. Все это так, но все равно человеку нужно, чтобы рядом было что-то хорошее. Нам сейчас так непросто жить — мы не знаем, что будет с нами завтра, войны, катаклизмы, бесконечные наводнения, землетрясения — можно себе представить, что творится в душах людей... По-моему, музыка не должна подливать масла в огонь. Наоборот, она должна быть созидательной.

Корр. Значит, вы придерживаетесь классических воззрений на роль искусства, которое очищает и возвышает? Почему же тогда Вы ушли из джаза, который по негласному рейтингу интереснее поп-музыки? Что-то случилось с джазом или Вы сами изменились?

Л.Д. Джаз стал невостребованным, на него перестали ходить. Большая часть музыкантов разъехалась. И даже те фестивали, которые сейчас проводятся, не рекламируются так, как надо, и о них мало кто знает. Нынешнее поколение больше интересуется "ширпотребом", популярными становятся, можно сказать, люди из подворотни. А я не гонюсь за модой, придерживаюсь собственных взглядов. Например, мне предлагали сделать танцевальные ремиксы моих песен. А зачем? Я не считаю, что под мою музыку нужно танцевать. Считаю, что мои песни нужно слушать в концертном зале.

Корр. Может быть, в этом засилье музыкального ширпотреба виновата не совсем цивилизованная организация нашего шоу-бизнеса. Например, в цивилизованном мире основные доходы получают от продажи дисков, у нас же — от концертов. Ситуация не совсем типичная...