М.З. Шуфутинский: Я всегда знал и понимал, что я еврей

08.10.2001



Михаил Захарович Шуфутинский сегодня живет как бы в двух измерениях: его семья находится в США, основное место работы самого артиста связано с Россией. Здесь Шуфутинский проводит большую часть времени.

Он родился в обычной еврейской семье. Отец Михаила был врачом-стоматологом. Когда мальчику исполнилось пять лет, мать погибла, поэтому его воспитывали бабушка и дедушка. Музыкальные способности проявились у Михаила рано, и уже в семилетнем возрасте он начал заниматься музыкой.

- У Вас рано умерла мама, и фактически Вас воспитывали бабушка и дедушка. Какие самые яркие воспоминания детства?

- Когда мне было года четыре, мы жили за городом, в Салтыковке. Рано утром родители уезжали на работу, в институт. Я ходил на прогулку с няней, но фактически был предоставлен сам себе. У меня была собака по кличке Джек. В те времена, если эти животные болели бешенством, их отстреливали. Однажды застрелили и нашего Джека. Он не болел, был домашней, здоровой собакой. Его бросили вместе с другими, уже мёртвыми, собаками и увезли. У меня перед глазами до сих пор стоит эта картина. Так я потерял первого друга.

- У Вас была дружная семья?

- Да, у нас была очень дружная и гостеприимная семья. Мой отец — фронтовик, член партии. Родители, которые во времена моего детства были ещё студентами, приглашали в наш дом много молодёжи. Они пели, играли. К сожалению, в то время еврейские праздники открыто не отмечались. Но, замечу, что тогда, как ни странно, не чувствовалось антисемитизма. По крайней мере, на себе я этого не ощущал. В моём детстве не было принято культивировать национальность, но между тем моя бабушка знала все еврейские праздники, говорила на идише и немного на иврите. Она правильно готовила, была мастерицей кошерной кухни. К сожалению, я был слишком маленький, чтобы всё это понимать.

- Когда Вы впервые поняли, что Вы еврей?

- Я всегда это знал и понимал. Ещё со школы это было пощёчиной на моём лице, как и у многих других евреев. Все эти обиды были на детском, школьном, дворовом уровне. Я не переживал такие вещи серьёзно, потому что не понимал национальных различий.

- В зрелом возрасте Вы интересовались этой темой?

- Когда я учился в музыкальном училище, на моём курсе было довольно много евреев. У меня был близкий товарищ Натан Пенсон, который позже стал контрабасистом и работал в оркестрах. Мы с ним дружили, а иногда писали на стенах антисоветские лозунги. После шестидневной войны в Израиле у нас проснулся небывалый патриотизм. Мы очень много разговаривали на эту тему, обсуждали прошедшие события, анализировали их. К тому времени уже начали ходить в синагогу, отмечали еврейские праздники. Впоследствии Натан пытался перейти границу, его поймали, посадили в тюрьму на два или три года. В 1972 году он уехал в Израиль. Через много лет мы встретились в Балтиморе. Натан женат, у него с супругой четверо детей. Он ортодокс, хасид.

М.З. Шуфутинский

- Кто из известных сегодня людей учился вместе с Вами в музыкальном училище?

- Мы учились на одном курсе с А. Б. Пугачёвой. Вне учёбы иногда встречались на вечеринках. В нашем музыкальном училище был организован оркестр, в котором она пела, а я играл. Сейчас не могу сказать, что мы дружим. Когда случайно встречаемся на сборных концертах, то, конечно же, общаемся.

- Почему Вы решили эмигрировать не в Израиль, а именно в Америку?

- В то время я с большим удовольствием занимался джазом. Поэтому было желание попасть в ту страну, где народной музыкой является именно это направление. Мне хотелось оказаться в среде, где она пропагандировалась и культивировалась. Израиль — самобытная страна, в большей степени восточная. Но мои родители живут в Израиле, а брат по отцу — в Далласе.

- Вас устраивало развитие Вашего творчества до отъезда из СССР?

- Вполне устраивало. Я много писал, гастролировал, руководил ансамблем, но всё это ничего не давало. У меня было желание зарабатывать и тратить столько, сколько хотел. Если у меня даже была возможность заработать, то рано или поздно я мог оказаться за решёткой, потому что было такое время. Мне нравилось думать, говорить, писать, петь так, как считал нужным, но такой возможности не было.

- На каких ценностях Вы воспитываете своих детей?

- Моему старшему сыну 29 лет, а младшему 26. Сейчас мне расставлять акценты не нужно, ведь у меня уже два внука. Мой младший сын — офицер армии Соединённых Штатов, и для него это очень большая ценность. Он почувствовал, что такое Родина и как нужно к ней относиться. В то же время он закончил очень хорошую школу в Беверли Хилс, теперь учится в Университете на врача. Эти ценности, прежде всего моральные, ему дала Америка. Мой старший внук, который вместе с родителями живёт в штате Техас, ходит в еврейскую школу. Моя жена русская, так что мой сын Антон наполовину еврей. Инициатором в выборе школы был Антон. Они с женой, прежде чем сделать такой выбор, посетили довольно много школ и решили, что еврейская школа кроме добра и хороших знаний, ничего другого не даст. Внук блестяще прошёл вступительное тестирование. Ему выделили грант на три тысячи долларов, а обучение стоит порядка семи тысяч. Это небольшая школа, всего 80 учеников, а значит, каждому ребёнку будет уделяться повышенное внимание.

- Как Вы относитесь к межнациональным бракам?

- Для меня не существует разницы. Супруги должны быть счастливы — это самое главное.

М.З. Шуфутинский

- Вы совершали поступки, за которые Вам было стыдно?

- Наверно. Я не могу вспомнить что — то конкретное. По всей вероятности, их было не так много или мне было не так стыдно. Но одно скажу с уверенностью: специально я таких поступков никогда не совершал.

- Вы много лет прожили в Америке. Известно, что в этой стране резкое проявление антисемитизма отсутствует. Как Вы относитесь к антисемитизму в России?

- Этому явлению свойственно несколько форм. Народный антисемитизм — для России явление естественное. Российская глубинка осталась такой же, как и много лет назад. В этой стране совсем недавно в порядке вещей была черта оседлости. Поэтому здесь не может измениться сознание людей даже через два, три поколения. Государственный антисемитизм в наши дни не проявляется, поскольку в правительство пришли люди разных национальностей. Это позволил Б. Н. Ельцин. Именно при нём на многие политические посты были назначены евреи. Что касается Америки, то там действительно нет народного антисемитизма. И национальность по паспорту у меня не еврей, а американец. В США могут обозначать религию: еврей, православный, мусульманин и так далее. Поэтому там антисемитизм не проявляется.

- Вы следите за событиями на Ближнем Востоке?

- Я не могу сказать, что регулярно отслеживаю новую информацию. Для меня это делать очень нелегко в силу моего насыщенного графика. Но даже несмотря на это я интересуюсь происходящими событиями.

- В среде Ваших поклонников ходят слухи о том, что Вы, живя в Америке, общаетесь с мафиозными структурами. Прокомментируйте, пожалуйста, эти доводы.

- На самом деле это, конечно же, не соответствует действительности. Я занимаюсь творчеством, пою, гастролирую не только по городам России и СНГ, но и за рубежом. Поэтому у меня с ними договор: я не занимаюсь их видом деятельности, а они не интересуются моим.

В ближайших творческих планах Михаила Захаровича Шуфутинского не только гастроли в городах России, СНГ и за рубежом, но и работа над новыми песнями, программами. А его поклонники, как всегда, готовы к прослушиванию, спорам и оценке выступлений этого известного артиста.



Беседовали: Сергей СЛАДКОВ Оксана ХИМИЧ