БЕЙТ ХАБАД — еврейская "скорая помощь"

05.12.2001

Михоэль Мишуловин — сойфер

Мы ведем наш репортаж не из операционной и не из отделения реанимации или экстренной хирургии. Но не спешите расслабляться: это больше чем репортаж. Документальная повесть из Московского Еврейского Общинного Центра в Марьиной роще. Мы — это специальный корреспондент от команды jewish.ru Арсений Волков и журналист радиостанции "Эхо Москвы" Артем Варгафтик. Один из нас держит в руках включенный диктофон, записывает все реплики и живую реакцию людей на наши вопросы, а другой внимательно смотрит по сторонам, чтобы ничего не пропустить и все рассказать, как оно есть.

Могут спросить: а что случилось, что за повод такой возник вдруг для репортажа, да еще такого сложного, почти "экстренного"? Ничего не случилось, спокойно! Просто нам стало любопытно, а что вообще знают московские евреи о той — как оказалось — огромной и интереснейшей работе, которая кипит в этом семиэтажном здании недалеко от Сущевки практически круглые сутки. В самом деле, в обычные дни, когда нет никаких особенных праздников, фестивалей, прочих широко и масштабно проводимых акций, здесь не менее людно и оживленно, чем, например, в международном аэропорту: а почему?

За ответом на этот вопрос мы и пошли к человеку, который ответ определенно знает. Этого человека зовут реб Михоэль Мишуловин, и он занимается всем, что мы видим, профессионально и с большим увлечением. О его должности, работе и обо всем остальном реб Михоэль расскажет сам.

Но прежде несколько слов о происходящем в России еврейском Возрождении, ведь именно так в последние 10 лет мировые средства массовой информации называют все происходящее. Российское еврейство проснулось после длительной (и принудительной, совсем не добровольной!) спячки. И проснулось очень голодным! Люди обнаружили, что им не хватает для полноценной и здоровой жизни именно того, что они так старательно обходили стороной лет 15-20 назад: своей собственной еврейской идентичности, своей причастности к традиции, образу жизни и взгляду на мир, который нам предлагает Книга Книг — Тора.

Итак все вопросы о том, что происходит в этом огромном семиэтажном здании Московского Еврейского Общинного Центра, мы адресуем нашему собеседнику главе БЕЙТ ХАБАДА, то есть — "начальнику отдела еврейской традиции", если бы в Марьиной роще существовала такая табличка на двери. Таблички, конечно, нет, но офис БЕЙТ ХАБАДА есть — и мы до него еще доберемся. А пока мы только познакомились с энергичным рыжебородым человеком в широкополой шляпе и с улыбчивым лицом — человеком, чья работа именно в том и состоит, чтобы ответить на любой вопрос и любую просьбу из сферы еврейской традиции.

Пока мы идем по лестнице, ведущей в офис ребе Михоэля, все, что мы говорим, записывается на пленку. Включаем запись....

- Первым делом, для тех, кто не знает, что такое Бейт Хабад в практическом смысле, как это объяснить, чтобы люди поняли?

- Бейт Хабад — попросту это дом ХаБада. ХаБаД, название нашей общины — это ивритское слово, первая буква которого "Хэт" символизирует такое понятие как "хохма", что в переводе с иврита означает мудрость. Вторая буква этого слова "Бэт" символизирует понятие "бина", или понимание. Третья буква "Далет" обозначает понятие "даат" и переводится с иврита как знание. Вот что обозначает слово ХаБаД. Бейт Хабад — это дом, который занимается вопросами еврейской традиций, решает проблемы помощи и благотворительности и многое другое. Вот, например, у человека родился сын, слава Б-гу. Что ему делать? Он знает, что на восьмой день его сыну нужно делать обрезание. Хорошо, если он знает все детали дела сам, но чаще бывает, что он только краем уха слышал об обрезании вообще, а ведь в жизни маленького человека многое зависит от того, правильно ли его родители исполнят эту заповедь, как они подойдут к вопросу о будущем сына. В этом случае Бейт Хабад предлагает ему помощь в организации и проведении обрезания. Мы связываемся с моэлем (человеком, который делает обрезание) и назначаем между ними встречу. Как правило, обрезание делает в синагоге на Большой Бронной, дом 6, — наш моэль Шая Шафит опытный и квалифицированный специалист в своей области, все это надо сообщить и ввести людей в курс дела. Если возникают какие-то сложности, например, что этот человек не может прийти в синагогу или Шая Шафит вдруг вне города или еще что-то, то мы подыскиваем другого моэля. Мы стараемся делать все возможное для содействия и организации этого святого дела.



Реб Михоэль говорит быстро, увлеченно, уверенно — и очень располагает к себе именно убежденностью в том, что по-другому быть не может.... Глава Бейт ХаБаДа продолжает, мы пока молча слушаем, идя по лестнице и изучая обстановку.

- Или другой пример. Мальчику исполнилось тринадцать лет, и ему нужно готовиться к Бар-Мицве. Вы знаете, что в тринадцать лет мальчик становится мужчиной. Так написано в Торе. В тринадцать лет он становится совершеннолетним — и на него возлагается ответственность перед Вс-вышним за все, что он делает и чего НЕ ДЕЛАЕТ.

- Бар-Мицва требует от каждого мальчика знания определенных законов, в их числе, например, законы о том, как нужно правильно надевать тфилин. И почему, кстати, тоже. Тфилин может надевать мужчина, на котором лежит обязанность исполнения всех шестисот тринадцати заповедей Торы. И одна из таких заповедей — это тфилин. Вообще, тфилин это знак, напоминающий о союзе с Б-гом, особое духовное соглашение о том, чтобы еврей не нарушал связи с Б-гом. Здесь Бейт Хабад помогает найти и подготовить помещение для проведения этого мероприятия. Организовать трапезу
.

- То есть это событие организуется как большой праздник?

- Да, праздник. Фарбренген — есть у хасидов такое емкое слово, которое означает собрание в приятной и духовно возвышенной компании, где есть дух идишкайта — еврейства. Это даже больше чем фарбренген, это такой день рождения, который бывает только раз в жизни.

Михоэль Мишуловин — на свадьбе

После этого он становится настоящим, взрослым мужчиной. Он заканчивает учебу и начинает работать. Еще лучше, если он заканчивает ешиву. И тогда наступает время, когда нужно думать о создании семьи. Этот молодой человек начинает искать себе "шидух", то есть свою вторую половину. И опять-таки, Бейт Хабад здесь ему помогает. Это, конечно, нелегко. Мы звоним, спрашиваем, узнаем. Короче, мы пытаемся помочь этому молодому человеку устроить еврейскую жизнь по законам Торы. Помогаем ему двигаться вперед. Потом у него рождается, с Б-жьей помощью, ребенок


.

- И опять все сначала?..

- Да, и опять все сначала. Такова, вкратце, жизнь каждого еврея, который живет по законам Торы.

- Но у жизни же есть, к сожалению, границы.... А вот если человек умирает, то вы тоже помогаете его семье справиться с ситуацией по законам Торы?

- Ну, подождите, еще никто не умирает. Давайте по порядку, по очереди. После того как молодой человек находит невесту, свою вторую половину, он устраивает еврейскую свадьбу — "Хупу". Здесь мы ему также стараемся помочь. Мы ищем зал и помещение, где будет проходить свадьба. Приглашаем раввина, который бы сделал им свадьбу. Слава Б-гу, у нас в Общинном Центре есть достаточно помещений, где мы можем проводить хупы. Это ресторан. Если народу набирается больше ста или двухсот человек, мы устраиваем свадьбу в молитвенном зале, освобождаем все помещение, ставим столы, стулья, то есть все, чтобы сделать хупу. Если жених с невестой решают проводить свадьбу в ресторане, то мы берем на себя часть расходов в качестве благотворительной помощи. Если кто-то хочет провести свой день рождения, пожалуйста

.


- Вы имеете в виду еврейский день рождения — касательно календарных расхождений с европейским солнечным календарем ведь это отдельная проблема еврейской жизни...

- Конечно. Если кто-то не знает своего еврейского дня рождения, то также может позвонить нам. Для этого ему нужно будет назвать число, когда он родился, и год. И мы можем высчитать его еврейский день рождения.

- Теперь то, о чем вы сказали. Не дай Б-г, кто-то, к сожалению, умер. Когда человек уходит в иной мир и его душа отделяется от тела, нужно устроить еврейские похороны, потому что, по еврейским законам, человека нельзя кремировать. Ни при каких обстоятельствах. И если родственники хотят похоронить своего близкого человека на еврейском кладбище и у них нет денег, то у нас есть программа, в соответствии с которой возможно организовать похороны на еврейском кладбище в Малаховке.

Михоэль Мишуловин — надевает тфилин

Во всех случаях мы стараемся сделать так, чтобы человек оставался в курсе дела, всегда знал, что его проблема решается. Особенно в таких случаях.

Мы организуем чтение кадиша в течение одиннадцати месяцев...



- Почему не двенадцать? Ведь традиционно это называют "годичным кадишем"

- Потому что, по традиции, кадиш читают двенадцать месяцев только в случае, если человек не был праведным. А так как мы точно знать это не можем, то считается, что любой еврей святой и праведник, поэтому кадиш читают всего одиннадцать месяцев.



- И вы занимаетесь вопросом правильного чтения кадиша по покойным?



- Да, мы этим занимаемся. Секретарь берет необходимую информацию у тех, кто заказывает кадиш: имя умершего, имя того, кто заказывает кадиш, день, когда человек родился и когда умер. Затем в конце года по еврейским обычаям устраивают йорцайт. Йорцайт — это годовщина смерти. За несколько недель до годовщины мы отправляем письмо семье, где объясняем, что такое йорцайт, и приглашаем в синагогу, чтобы они сами пришли сказать кадиш. В любом случае кадиш по умершему читают наши прихожане.



- Это сколько-то стоит?

- Это все бесплатно.



- А как заказывают? Просто звонят и просят прочитать кадиш?

- Да. Организация похорон тоже бесплатная. Если человек хочет пожертвовать синагоге определенную сумму денег — это его дело. Хотя в религиозных семьях, когда кто-то не может читать кадиш и заказывает его в синагоге, принято платить некоторую сумму тому, кто читает кадиш, потому что он освобождает его от обязанности это делать. Но это уже их личные отношения, которые никак не касаются синагоги.



Ну, что — теперь вы понимаете, что такое "ЕВРЕЙСКАЯ СКОРАЯ ПОМОЩЬ"? На самом деле мы уже давно в офисе Бейт Хабада, просто этот разговор невозможно было прервать. Но очередной горячий вопрос сделал в нашем интервью паузу: Михоэль Мишуловин объясняет по телефону (кстати, если вы запишете его номер, то он вам наверняка пригодится — 231 27 77) один сложный и проблемный случай из реальной жизни, возникший только что. Секретарь спросила, как быть: ей поступила просьба от родственников недавно скончавшейся пожилой женщины, которую кремировали. И теперь, когда родственники хотят, чтобы был прочитан КАДИШ, поминальная молитва по их ушедшей маме и бабушке, возникает трудность.... Она разрешима: Михоэль уточняет подробности, тут же советует, к кому обратиться, дает телефоны раввинов, которые могут дать консультацию и оказать помощь — дело не стоит на месте ни минуты.