БРИТ МИЛА. География традиций

26.02.2002

Яаков Гайсинович Корр.: — Раньше в дореволюционной России среди евреев профессия "моэль" была довольно распространена.Как с этим дело обстоит сейчас?

Я.Г.: — В Украине я — единственный моэль. Еврейские общины Молдовы, и Беларусь обслуживаю на пару с моим колегой — доктором Йшаей Шафитом. Доктор Шафит — главный моэль России и Средней Азии. Так что, у него расстояния немножко побольше- Ташкент, Алма-Ата, Хабаровск, Биробиджан, Красноярск..В СНГ нас двое постоянных моэлей. Есть еще ряд людей, которые умеют делать обрезания восьмидневным младенцам. Но существует разница между обрезанием взрослого мужчины и 8-дневного мальчика.

По моим подсчетам на земном шаре сегодня работает около 2000 представителей этой профессии. Есть частные моэли – в основном в Америке, Израиле и Европе. Есть несколько организаций, которые централизованно подходят к проведению обряда и действуют по принципу взаимозаменяемости. Заповедь ведь необходимо выполнить именно на восьмой день жизни ребенка — так что приходится подстраховываться на случай, если таких младенцев несколько и проживают они в разных городах.

Еще меньше организаций, готовящих свои кадры для обрезания также и взрослых мужчин.

Корр.: — Какую организацию представляете Вы ?

Я.Г.: — Я представляю одну из универсальных еврейских организаций- израильскую “Брис Йосеф Ицхок”, специалисты которой работают по всему миру. В Израиле у нас работает около 20 моэлей. Но их работа тоже связана с многочисленными поездками. Сегодня обрезание может быть, например, в Иерусалиме, а завтра в Эйлате. И туда надо ехать 6 часов на машине. Хотя, конечно же, те расстояния, которые проезжаю здесь я или мой коллега в России, они несравнимы с израильскими.

Корр.: — У Вас наверное большая нагрузка ,ведь в Украине достаточно много людей, которые желают сделать обрезание ?

Я.Г.: — Я, конечно, стараюсь распределить таким образом, чтобы дни работы шли один за другим, и города менялись в своей географической последовательности. Здесь я хотел бы упомянуть самоотверженность и осознание всей глубины важности исполняемой миссии со стороны моей жены, которая видит меня лишь в пятницу и субботу. А в воскресенье, обычно, я уже уезжаю. Поездка в Мукачево, например, ради двух людей, заняла у меня 4 дня. А обрезания в ФРГ, на неделю привели в смятение раввинов Украины, которые не могли пригласить меня для проведения брис мило в свои города. Одним словом, я всегда должен быть на связи со всеми, кто ищет меня ради выполнения заповеди.

Корр.: — В каких городах Украины и как Вы проводите обряд обрезания?

Я.Г.: — В таких городах как Киев, Харьков, Днепропетровск, Черновцы, Житомир мы проводим обрезания на базе медицинских центров, с Б-ей помощью скоро подобные откроются в Донецке и Одессе, а в других городах в специально оборудованных помещениях в синагогах. Когда обрезают младенца, приходят родители, родственники, собирается миньян — десять взрослых евреев, мы готовим специальное кресло пророка Элиягу, куда кладут ребенка. Сказано, что во время каждого обрезания присутствует пророк Элиягу. Говорится специальное благословение. И после этого сама процедура занимает 3-4 минуты. Затем ребенка берут на руки, дают ему с пальца немного вина... Честно вам скажу, я не видел детей, которые плачут во время обрезания больше, чем до обрезания или после него.

Корр.: — Обрезание — это платная процедура?

Я.Г.: — Процедура абсолютно бесплатна. Единственное требование, которое мы предъявляем — подтверждение еврейства заявителя. Порой это вызывает массу сложностей. И честно говоря, мне иногда приходится ездить в другие города, просто для того, чтобы зайти в архив ЗАГСа и проверить, кто у кого был евреем, и каким образом можно установить еврейство.

Корр.: — Если обрезание — бесплатно, тогда кто вас финансирует?

Я.Г.: — Непосредственно организация “Брис Йосеф Ицхок”. Ежегодно 10 швата в йорцайт Шестого Любавического Ребе, в честь которого названа наша организация, мы проводим собрание и праздничный обед. Я очень надеюсь, что в этом году мы сможем собрать в Донецке съезд раввинов, посвященный 1000-му обрезанию на Украине, и отметить этот факт благодарственной трапезой Всевышнему, который помогает нам, а также Любавическому Ребе, который дал благословение нашей организации и стоит за нами во всех наших добрых делах.

Корр: — Через какое время после приезда Вы стали обрезать восьмидневных младенцов?

Я.Г.: — Первый ребенок был в течение первых четырех месяцев. К сожалению, здесь это невозможно организовать так, как в Израиле. Там моэли ходят по родильному отделению и засовывают в пеленки ребенка свои визитные карточки. А потом, когда ребенка разворачивают из пеленок вываливаются десятки визиток, которые мать тасует как колоду, чтобы выбрать моэля для ребенка. Мы стараемся через религиозные общины в каждом городе проводить разъяснительную работу (если это можно так назвать) с матерями и объяснять, что обрезание на восьмой день гораздо лучше, чем обрезание во взрослом возрасте со всех точек зрения.



Олег Козерод