Интервью

Как Поляк Измайловым стал

02.11.2001

Мало кто знает, что Лион Моисеевич Измайоов в детстве носил фамилию Поляк. Измайловым он стал в тот день, когда студенты Московского авиационного института, участвовавшие в студенческой самодеятельности (и Лион Поляк с ними), решили обзавестись псевдонимами. Поскольку все были из МАИ, то и назвались ИЗМАИловы. Потом псевдоним слегка трансформировался, "И" изменилась на "Й". Человек, пишущий для артистов разговорного жанра, сам "говорящий" со сцены, показался достаточно сдержанным, четко и лаконично изъясняющимся, взвешивающим и ценящим каждое слово.

- У Вас множество поездок по России. Где Ваш любимый зритель?

- Я люблю выступать в провинциальных городах типа Углича, Ярославля. Приходит местная интеллигенция — учителя, врачи. Они не избалованы, как столичный зритель. Для выступлений это самые приятные города, потому что от зрителей исходит особая доброта, благожелательность. Они заранее настроены на одну с тобой волну.

- Вы пишете и писали для многих артистов: Хазанова, Шифрина, Винокура, Петросяна, Арлазорова. Кого особенно цените?

- Как исполнителей — всех. Так получилось, что мы с Хазановым долго сотрудничали — двадцать девять лет. Было очень много хороших, интересных моментов. Потом мы поссорились и вот уже четыре года не общаемся. Но как артиста, исполнителя я его очень ценю.

- В паре писатель — исполнитель насколько для Вас важна психологическая совместимость, личные человеческие симпатии-антипатии?

- Это весьма важно, на сто процентов. Иначе невозможно выстроить нормальные рабочие, да и просто комфортные человеческие отношения. Многолетней связки писатель-исполнитель просто не получится.

- Кого из коллег "по цеху" цените за профессиональные качества?

- Из писателей мне ближе Задорнов. Мы во многом одинаково пишем. Миша у меня учился в авторской группе МАИ, мы вместе были в одном институте. Я оказал на его становление как писателя-сатирика какое-то влияние. Это очень заразительно.

- А с кем у Вас сложились дружеские отношения?

- С Мишей Задорновым, со Смолиным. С остальными — приятельство, профессиональное сотрудничество. С Кларой Новиковой дружу. Вообще "дружба" — это не то слово. Я, например, дружу с Ларисой Рубальской много лет, по-настоящему. Среди людей неактерских профессий у меня есть настоящие друзья.

- "Стая друзей" в "Аншлаге" — это видимость?

- Понимаете, на самом деле кроме зрителей никто эту видимость не создает. Люди собираются на съемку, снимают заранее придуманные и срежиссированные сценки и расходятся. Работа такая.

- Каково Ваше мнение: "Аншлаг" изжил себя?

- Ни в чем не изжил! Как не изжил себя сам жанр юмора. Тринадцать лет передача "Аншлаг" — самая популярная из всех юмористических передач. Что такое "Аншлаг"? Это передача, состоящая из разных юмористических номеров, связанных несложным конферансом Регины Дубовицкой. Юмор вечен, поэтому и "Аншлаг" не устаревает.

- То, над чем мы смеялись пару лет назад, сейчас уже неактуально. Над чем Вы сейчас шутите?

- Раньше смеялись над тем, что дубленок на всех не хватает, что икры нет, теперь нет денег, чтобы это все приобрести. Круг тем для юмора вечен и во многом постоянен. Фрейд верно определил: это правительство, передницы-задницы, еще жадность, любовь-ревность, здоровье, деньги. Плюс чисто советские, а теперь и российские нюансы, которых нет во всем мире, кроме как у нас. Хотя сейчас мы пошли по мировому пути. 


- Зритель тоже во многом изменился?

- Зритель меняется все время, современный зритель стал более информирован.

- Какой вопрос от зрителей запомнился больше всего?

- Недавно я получил записку из зала: "Куда девался Хазанов?". Никуда он не девался, работает в Театре Эстрады художественным руководителем.

- Как Вы боретесь с дурным настроением?

- А я стараюсь не попадать. Вообще, по-разному: стараюсь погулять, поговорить с близкими мне людьми по душам, чтобы выслушали и поняли, могу выпить. Тут мои пристрастия достаточно широкие. Люблю коньяк, водку, полусладкие вина, "Хинчкали", например.

- Вы скептик?

- Нет, скорее оптимист. (Произнес Лион Моисеевич почему-то с грустью. — Н. Г.)

- Говорят, что раньше Вы были страстным любителем и собирателем антикварной мебели?

- Это не совсем так. В 70-80-х годах я действительно сильно интересовался антиквариатом. У меня дома всего два кресла, стул, стол, и все. Я ничего не коллекционирую.

- Когда можете сказать, что день прожит не зря?

- Это тот день, когда я кому-то сделал что-то хорошее. К сожалению, не каждый день такое бывает.

- Как и где предпочитаете отдыхать?

- Из российских мест я очень люблю Плес, с давних пор — Рижское взморье, это правда, уже не Россия. Чаще отдыхаю за границей. В течение десяти лет езжу и стараюсь выбирать каждый раз новые города и страны. Очень люблю Анталию, потому что близко расположена и там чистое море, высокий уровень сервиса. Ценю Португалию за потрясающе красивую природу.

- Какие книги Вы захватили бы с собой на отдых, чтобы перечитать со смаком?

- Таких книг много. Это "История" Костомарова, все три тома, "Янки при дворе короля Артура", пушкинского "Евгения Онегина", Скотта Фицджеральда. Еще я бы обязательно захватил записи народных песен. "Ой, то не вечер...", например.

Наталия Гольдина